Звёзды на ладони

Лисса встречалась с Камилем уже недели три. Поначалу он понравился ей внешне — симпатичный молодой человек с удивительно милой, застенчивой улыбкой.

По мере того как она узнавала его ближе, Лисса вообще сошла с ума. Умный, нежный, романтичный, настоящий эстет, с которым можно часами говорить на любые темы, не замечая времени, Камиль был просто мечтой, а не парнем.

Но увы, как только она пыталась продвинуться дальше, он тактично, но твердо давал понять, что не стремится к близости. Лисса терялась в догадках.

Может, он один раз обломался в постели с женщиной, а теперь боится нового фиаско? Или подцепил какую-то гадость и опасается ее заразить? Она готова была понять и принять любое разумное объяснение и не осудить Камиля, что бы с ним ни было.

В конце концов, она решила расставить все точки над «i», пригласив парня к себе домой. Камиль, в светлых слаксах и яркой гавайской рубашке с небрежно расстегнутым воротом, казался Лиссе еще более неотразимым, чем обычно. Она порывисто обняла его, погладила волнистые волосы на затылке, провела языком по его губам…

— Не надо, — он отвел ее руки и отстранился.

— Я что, тебе так противна? — обиделась девушка. — У тебя есть кто-то еще?

— Лисса, милая, ты не понимаешь, — с тоской произнес Камиль, пожирая ее глазами.

— А что тут понимать? — недолго думая, она забралась к нему на колени, с удовлетворением чувствуя, как стремительно твердеет, пульсирует и наливается силой его член.

Лисса слегка пошевелилась, задрав и без того чисто символическую юбочку, и потерлась ягодицами о его ноги. Камиль протяжно застонал и вскочил, сбросив с себя девушку.

По его штанам спереди стремительно расплывалось мокрое пятно, при виде которого Лисса потеряла дар речи. Семя Камиля… светилось! Лисса не верила своим глазам.

— Ну вот видишь, что ты наделала? — воскликнул он, стаскивая брюки. — Хотя… теперь ты почти все знаешь.

— Знаю? Что? Этого не может быть…

— Но ты же видишь! Это мое проклятье. Мне нельзя спать с женщиной, потому что, когда я кончаю, моя сперма, как жидкое пламя, обжигает у нее все внутри. Так уже было один раз… я пошел к одной проститутке… и ее потом даже пришлось отвезти в госпиталь, у нее были настоящие ожоги.

— Боже, — выдохнула Лисса, — а в презервативе ты не пробовал?

— Пробовал, — он опустил голову. — Получается еще хуже. Презерватив просто расплавился…

— Бедный ты мой, — Лисса чуть не заплакала от нахлынувшего на нее сострадания к Камилю. — А как же ты сам? Разве тебя она не обжигает? Это ведь очень больно, наверное!

— Вовсе нет. Такой эффект возникает, только когда я с женщиной. Как будто оттого, что мое семя реагирует с ее… ну… «смазкой». А само по себе оно только светится, например, если я мастурбирую. Так было и у моего отца.

— Кто же он? И как тогда мог появиться ты?

— Я его никогда не видел. Мать говорила, что спала с ним несколько раз. Она очень сильно любила его и решилась… попробовать. Таких, как мы, очень мало. Может, мои предки были инопланетянами, я не знаю точно.

— Камиль, — Лисса серьезно и твердо посмотрела в его растерянные, несчастные глаза. — Я тоже хочу этого. Понимаешь, я просто не смогу жить без тебя.

— Нет, я не прощу себе, если причиню тебе такую боль!

— Не бойся. Я же знаю, на что иду, — Лисса вела себя требовательно, даже агрессивно, разбивая те оковы, которые он наложил на свою страсть.

Руки девушки жадно ласкали его грудь и живот, двое слились в поцелуе, который разрушил последние преграды осторожности. Разгоряченные округлости грудей Лиссы уже набухли и затвердели, желание стремительно росло, разрывая ее изнутри.

Пальцы Камиля раздвинули ее бедра, проникли внутрь. Лисса подтолкнула его к постели, и он лег навзничь. Она тут же забралась на него сверху, поднимаясь и опускаясь, запрокинув голову и коротко постанывая.

Его мужское естество излучало жар, входя в лоно Лиссы все глубже. Камиль перевернул ее, опрокинул на подушки, приподнялся, опираясь на руки, потом медленно вышел из нее, расправил спину и вновь резким движением проник в ее скользкую пещерку до самого основания.

Схватившись за руки Камиля, она приподнялась и поцеловала его в губы. Теплый свет заливал ее тело, и вдруг словно яркое светило взорвалось, выплеснув на них обоих лавину огненной первобытной энергии.

Жар внутри Лиссы стал нестерпимым, но она не выпустила жезл Камиля, сжав изо всех сил, удерживая в себе до конца… и закричала от восторга, поняв, что его удивительное семя почему-то не приносит ей никакого вреда!

Оно было очень горячим, но это тепло не жгло, а согревало каждую клеточку ее тела.

— У нас получилось, — воскликнула Лисса. — Получилось, радость моя!

Ему еще трудно было в это поверить. Лисса села на пятки, провела рукой между своих раздвинутых ног. подняла к лицу ладонь, на которой сияли крошечные яркие звездочки, любуясь ими.

— Ты чудо, Камиль…

— Нет, — он покачал головой, вновь привлекая ее к себе. — Настоящее чудо не я, а твоя любовь и бесстрашие.

Юрий Бейрутов

5 1 голос
Рейтинг статьи