Утро на карантине

Она лежала голая на боку спиной ко мне и писала сообщения — первый рабочий день на карантине начинался. Я вложил свою ладонь между ее сжатыми коленями и повел руку наверх. Она чуть сильнее сжала ноги, будто сопротивляясь, но моя ладонь не замедлилась. Я поднялся на искомую высоту и приложил свой мизинец к расслабленному клитору.

Мне было непривычно делать это мизинцем, обычно я ласкаю ее более крепкими пальцами. Это касание нам обоими показалось изумительным, упоительным, и клитор ответил мне за мгновение, а она издала немного изумленный крик наслаждения.

Я провел по лону мизинцем трижды — на первый раз все пришло в движение, губы, клитор, на второй раз (всего через мгновенье) губы ощутимо увлажнились, и я с усилием удержал палец от проникновения, на третий — она вся была готова, влажна и прекрасна.

Всего пара мгновений от рабочей переписки до соития… Не мешкая, я ввел томившийся наготове свой разбухший донельзя член в нее, и она застонала так, что стало ясно — счастливее сейчас на свете нет никого…

Я вошел как дорогой гость — скользко и стремительно, но при этом плотно обжатый гостеприимством. Я разгонялся и скоро звуки хлопков стали напоминать картинные из порнофильмов. Левой рукой я перехватил ее и крепко держал, не давая сообщаемой ей моей энергии перейти в инерцию.

Вся эта энергия без остатка устремлялась внутрь нее. Я буквально вбивал в нее свои силы, энергию, здоровье, наполнял ее своим восхищением. Не знаю, сколько это продолжалось, каждое проникновение занимало время в моем разуме — от входа и почти до матки я будто проходил, проезжал путь, чувствуя малейший изгиб этой дороги, каждую неровность на ней, волну.

Она порывисто перешла в наездницу и была в совершенном экстазе, билась, ерзала, катала свой клитор по моему члену. Внезапно я почувствовал, что готов к разрядке — оргазм не пришел издалека, как это бывает обычно — и вышел из нее.

В этот момент она застонала, будто ее поразили стрелой и забилась. Я просунул руку и приласкал ее лоно. Там совершенно все пребывало в хаосе, в экстазе, в бурлении. Я оросил ее снаружи, и большие, тяжелые капли красиво замерли на ее промежности. Она сразу же оттолкнула мою руку и повалилась рядом в совершенном изнеможении.

Лицо светилось чуть глуповатой улыбкой, даже от золотистых волос, казалось бы, исходил свет. Она закусывала зубами свою прекрасную нижнюю губу и легко ритмично подрагивала, ловя волны оргазма.

Да, девочка моя очень оргазмична…

Через 3 минуты мы уже пили кофе, а дурная, залихватская улыбка не сходила с ее губ.

Чуть позже мы начнем с другого места. О, этот легкий, почти отсутствующий, аромат ее лона… Я добавлю к языку пару пальцев и очень скоро почувствую легкие брызги — она и это умеет… Это прекрасно.

0 0 vote
Article Rating