«В сексе я эстетка и мужчин люблю таких же…»

В советские времена, как известно, секса не было и не могло быть, потому что не могло быть никогда. И если актриса редко-редко обнажала плечо или того хуже — бедро, ее считали отъявленной бесстыдницей.

Слава Богу, на дворе другие времена, другие песни и другие понятия. Например такое, как секс-символ. Что это означает в родном отечестве, я решила выяснить у сексапильной украинской актрисы Юлии Волчковой, успевшей как следует обнажиться в фильме “Вальдшнепы” и на сцене Театра драмы и комедии на Левом берегу в спектакле “Майн кампф” и многих других. Я сама была свидетелем, как в момент раздевания зал притих, а мужская его часть вдруг засопела. Двое юнцов рядом восхищенно хрюкнули: “Ну, б…, дает!”

— Юля, вам не противно раздеваться перед толпой, ведь там и маньяки попадаются? Не ровен час, подстережет и захочет лично рассмотреть все подробнее?

— Во-первых, меня муж встречает после спектакля, а во-вторых, я почему-то не боюсь. Это же не стриптиз, не порно…

-… а высокое искусство? Вы считаете, иначе рисунок роли выглядел бы бледнее?

— В моем случае — да. То есть раздеваюсь я концептуально, и, заметьте, без пошлости, без вульгарности. Это не та прихоть режиссера, когда он или сам хочет посмотреть на голую женщину, или зрителя только этим и может привлечь.

-А муж нормально относится к вашим эротическим ролям?

— Он у меня в этом смысле большая умница — считает, что на сцене не я, а моя героиня, не имеющая к его жене никакого отношения.

— Вы чувствуете себя секс-символом? У нас ведь сейчас каждый второй чуть что — объявляет себя секс-символом и сам этому верит, даже если сексуальной энергии в нем кот наплакал. Мне кажется, у нас нивелировалось даже само это понятие, а вам?

— Любая женщина должна ощущать себя сексапильной, но не кичиться этим. Все должно исходить изнутри. Даже без коротких юбок, глубоких декольте и яркого макияжа тебя захотят, если от тебя исходит некий природный призыв.

Сексуальными могут быть запах духов, манеры, взгляд, поворот шеи, да что угодно, если ты сама чувствуешь себя привлекательной для сильного пола. И для этого не нужна даже красота. Посмотрите, сколько вокруг ничем, казалось бы, не выдающихся женщин, а возле них толпы мужчин так и роятся…

Я считаю себя сексуальной, к тому же имею этому подтверждение от окружающих. Если женщина разрешила себе быть актрисой, топ-моделью или певицей, она должна уметь быть сексуально привлекательной.

Что касается секс-символов… Для меня это, безусловно, Мадонна — женщина, на своем теле сделавшая карьеру. У нас я таких не вижу. Все эти смешные шоу типа “Мисс бюст» напоминают мне местечковые праздники, вызывающие лишь иронию. Должна же быть безукоризненная внешность, идеальная фигура, а кто из наших попсовиков работает над своим телом? Никто. Это же касается и артистов других жанров.

Я серьезно отношусь к своей физической форме: бегаю на стадионе, хожу на массаж, плаваю, не ем после семи. И часто, и подолгу занимаюсь сексом — это лучшее физическое упражнение.

— Давайте поговорим об этом. Какие воспоминания вызывает у вас первый сексуальный опыт? Вы рано приобщились к миру взрослых женщин?

— Этот опыт был связан с моей первой настоящей любовью. Безумный роман с гораздо более старшим, чем я, мужчиной. Я тогда училась в последних классах школы… Мы познакомились случайно, он был женат, а меня это совершенно не волновало. Я просто его любила и на все остальное было наплевать.

Он долго и красиво ухаживал, потом мы попали с ним в аварию по его вине, и после этого наши встречи приобрели иной характер. Он относился ко мне очень бережно, буквально дрожал надо мной, и мне было приятно. Я благодарна ему за то, что он красиво ввел меня в мир секса.

Он сумел сделать так, что в первый раз нашей близости мне не было ни больно, ни противно, ни стыдно, а просто здорово. Возможно, этому способствовало то, что мой избранник идеально соответствовал образу из юношеских сексуальных фантазий…

— На что вы обращаете внимание в первую очередь при знакомстве с мужчиной?

— На руки, ноги, запах. Но уж, во всяком случае, не на определенный тип внешности. Это раньше я считала, что все должны быть похожи на Михаила Боярского. Теперь и вспоминать смешно.

— Юля, есть ли элемент эксгибиционизма в вашем привселюдном обнажении? Вы испытываете удовольствие в этот момент? Мерилин Монро мечтала пройти по возвышению без трусиков, а снизу сидели бы люди и видели ее детородный орган. Ее это безумно заводило, хоть в постели, говорят, она была совсем фригидной…

— Безусловно, эксгибиционизм в моем раздевании присутствует. Я делаю это с удовольствием, откровенно и смело. Если бы я стеснялась, это выглядело бы смешно. Я считаю, что если у женщины хорошая фигура, ей нечего стыдиться быть голой, потому что это красиво.

Я люблю, когда на меня смотрят и восхищаются. С удовольствием показываю, например, стриптиз любимому человеку. Мне хотелось бы сняться в “Плейбое», попозировать хорошим фотографам. В сексе для меня ограничений нет — мне нравится все, все его виды и формы.

Не имеет значения место, главное, кто рядом. Есть, конечно, предпочтения. Очень подстегивает, скажем, опасение, что кто-то зайдет, или необычная ситуация. При этом я практикую исключительно безопасный секс, поскольку пока мамой становиться не собираюсь.

А чтобы избегать абортов, то есть надругательства над своим организмом, любить и беречь себя (тогда и твой партнер будет тебя беречь) необходимо предохраняться. Но только по совету своего врача, который хорошо знает твой организм. К гинекологу я хожу регулярно в качестве профилактики заболеваний.

— Вы любите смотреть порно?

— А кто ж не любит? И что в этом дурного? Иногда смотрю с удовольствием. Это нормально, все это смотрят, только не каждый признается.

— А сняться могли бы?

— Мне это не интересно. Ведь сымитировать можно гораздо интереснее. Я бы вряд ли согласилась.

— В “Вальдшнепах” вы снялись в эротических сценах. Они вас возбуждали?

— Вы не поверите, но никоим образом. Я даже не чувствовала рук моего партнера на своей груди. Это просто работа.

— Сейчас в богемной тусовке модно быть нетрадиционно сексуально ориентированным. Вы мечтаете поставить моноспектакль о Грете Гарбо, которая, по слухам, была лесбиянкой. А вы могли бы оказаться в постели с женщиной?

— Можно быть какой угодно ориентации, к этому я отношусь совершенно спокойно, но я против того, чтобы этим бахвалиться. Это ведь личное дело каждого — быть “голубым» или “розовым», но зачем об этом знать всему миру?

И я вполне могла бы представить себя с женщиной, хотя предпочитаю все же мужчин. По-моему, любовь женщин — это красиво. Многие по природе своей бисексуальны, так что неизвестно, как жизнь повернется… Но точно знаю, что трепаться об этом не буду.

— А групповой секс вас прельщает?

— А вот не скажу, а то муж прочитает и еще на меня обидится. Я считаю извращением только то, что тебе противно, не нравится в сексе, а то, что красиво, приятно двум партнерам — это нормально.

— Считается, что актриса делает карьеру исключительно в постели. Она не смеет отказать режиссеру, каким бы безобразным он ни был. И идя в профессию, многие готовы к такому пути.

— Это очень смешно, когда человек приглашает на пробы к себе домой и показывает, кого он уже “пробовал». А затем почти открытым текстом предлагает пройти в койку, иначе роли не видать, как своих ушей. Я сказала тогда: ‘Да ну вас!» — и ушла. А фильм снимался на корабле, в круизе, круто. Но я не пожалела, что ушла. А кто-то решил, что выгоднее остаться. И осуждать за это трудно.

— Вы используете какую-либо сексуальную атрибутику — трусики там невидимые или бюстгальтеры с вырезанными для сосков отверстиями?

— Красивое и дорогое белье я люблю. Недавно даже в рекламе снималась. Я люблю, когда мой мужчина в состоянии его оценить, а еще больше мне нравится, когда он выбирает роскошное белье сам и дарит его мне, учитывая свои и мои вкусы. Эстетика в сексе — вещь потрясающая!

Лариса БЕЛЯКОВА

0 0 голос
Рейтинг статьи