Сюрприз для мужа

Я давно задумала сделать мужу сюрприз — научиться водить машину и, когда он уехал в командировку, поступила на курсы водителей.

Поначалу все было хорошо: правила дорожного движения, знаки, устройство автомобиля я со своим инженерным дипломом за плечами осваивала легко и даже с удовольствием. Пока не начались уроки первой медицинской помощи.

Уж очень оказались для меня неприятными, даже пугающими, макеты внутренних органов человека, картинки с изображением всяких несчастий, кровавых ран, переломов, вывихов, оторванных рук и ног. Я бы, наверное, вообще перестала посещать эти занятия, если бы не преподаватель — молодой врач, с хорошо сложенной фигурой и вполне красивым и умным лицом.

Выслушав ту абракадабру, что я несла ему на первом же зачете, он мягко, но доходчиво разъяснил, что с такими знаниями водительских прав мне не получить никогда.

Я в ответ сказала, что плохо себя чувствую, что у меня что-то неладно с сердцем, и тогда он предложил мне свою помощь — сказал, что может посмотреть меня, а если мое здоровье не помешает, то и позаниматься со мной дополнительно, во внеурочное время.

Я уже сказала, что доктор был весьма собою хорош, с другой стороны, почти месячное отсутствие мужа давно уже породило в моем теле потребности хоть и постыдные, но неизбежные для всякой здоровой женщины.

Голос, которым доктор говорил со мной, был очень далек от официального, так что я согласилась на его предложения сразу и только боялась, что он возьмет к себе на занятия еще какую-нибудь дуру, такую же неуспевающую, как я.

Второй дуры вроде бы не обнаружилось, и Олег Николаевич предложил мне явиться в школу на другой день, дал небольшое, хорошо потрепанное руководство по своей науке, показал, что надо прочитать, и назначил время.

Руководство меня не заинтересовало, зато, собираясь на урок, я приняла душ, навела макияж и переоделась в джинсы и легкую курточку, которые, никак не скрывая моих достоинств, легко снимались одним движением рук (моих или партнера — это зависело только от складывающейся ситуации), обнажая не менее волнующие детали.

Опоздав, как и полагается женщине с принципами, на должные десять минут, я была в школе и постучалась в кабинет преподавателя. Вошла и сразу поняла, что надежды мои непременно будут оправданы самым отличным образом: в кабинете кроме доктора — никого.

Мы поздоровались, Олег Николаевич усадил меня на диван, бережно взяв за руку, посчитал пульс, попросил поднять кофточку, стал слушать сердце, чего-то щупать, довольно долго прижимая ладонями груди, от чего я уже начала заводиться, сказал в заключение, что ничего страшного у меня не находит, и после недолгой паузы спросил:

— Ну что, может быть, еще раз посмотрим внутренние органы человека? …Если этого не знать, вы ничего остального не поймете…

Голос у него был явно не такой, как на лекциях — прерывающийся, даже чуть охрипший, и тогда я решилась:

— Доктор, милый!.. Ну их к черту, внутренние органы, может быть, займемся наружными?..

Сбросила курточку, сорвала лифчик и подставила под его руки свои груди с красными, уже затвердевшими от возбуждения, торчащими в стороны сосками.

Олег Николаевич охнул:

— Ах!.. Какая прелесть!!!

И сразу же потянулся к ним губами. Я прижала его голову к себе, и он долго, нежно, умело лизал и целовал соски, осторожно, но сильно обеими ладонями мял груди так, что нестерпимое желание все больше овладевало моим телом.

Уже почти не владея собой, я стала выгибаться у него в руках, качать животом, задом, одновременно сбрасывая джинсы и обувь, осталась в одних трусиках и дождалась, наконец, когда Олег Николаевич, оттянув край трусиков в сторону, обнажил всю целиком мою половую щель, давно истомившуюся в ожидании крепкого мужского члена.

Я чувствовала, как заполняется она густой теплой слизью, как раздвигаются у меня большие половые губы, как твердеет и увеличивается в размерах, торчком выступает из половой щели подрагивающий от нетерпения клитор.

Видела, чувствовала, понимала, что он рассматривает сейчас все это, от чего желание мое стремительно нарастало, так, что я с жестоким нетерпением, чуть ли не отрывая пуговицы, стащила с доктора халат, брюки, рубашку и немного успокоилась в блаженном ожидании, когда увидела упруго торчащий мне навстречу член внушительных размеров с раздувшейся малиновой головкой.

Откинувшись на спинку дивана, Олег Николаевич спросил:

— Ну, моя прелесть, как вы хотите?..

И я, уже мало что соображая, ответила нетерпеливо:

— Все равно!.. Как вам лучше! Только всунь скорее!!!

Но тут же сама, перекинув одну ногу, оказалась у него на коленях, села лицом вперед, приподняла зад, одной рукой раздвинула себе губы, а второй, снизу удерживая упруго вздрагивающий массивный, бугристый ствол члена, уперлась его головкой между раздвинутыми губами и медленно-медленно опустилась всем телом на член, чувствуя, как он, плотно раздвигая напряженные складки влагалища, вошел целиком, до отказа в самую глубь моего тела.

А дальше началась моя работа, и я умела ее делать! Олег Николаевич передвинулся к самому краю дивана, я опустила ноги на пол, оперлась обеими руками в его колени и начала свою партию, медленно, ритмично поднимая и опуская зад так, что член моего партнера то выходил из влагалища, то, погружаясь, уходил вглубь, упираясь головкой в набрякшую от возбуждения матку.

Олег Николаевич держал меня обеими руками за талию и шептал мне сзади какие-то благодарные, нежные и бесстыжие фразы, которые еще больше подстегивали мою похоть так, что скоро я почувствовала, как напряглись у меня все мышцы таза, живота, раздвинутых ляжек, как завибрировал мелкими судорогами задний проход, и заорала, задергалась всем телом в многократно повторяющихся приступах удовлетворенной похоти, кончила…

Освободилась от члена, упала на спину, увидела торчащий, нисколько не успокоенный член Олега Николаевича, сообразила, что он не кончил, и вновь, испытывая от этого острейший приступ желания, широко раздвинула ноги и заговорила первое, что пришло в голову:

— Олег Николаевич, миленький!.. Вы же не кончили, еще хотите. Давайте! Хотите раком встану?

Но он, видимо, даже не поняв, что я говорю, впился жадными глазами между моих раздвинутых ног, какие-то мгновения рассматривал там все, а потом просто упал на меня.

А я подняла ноги вверх, охватила ими плечи Олега, почувствовала, как он толкается членом в мою промежность, помогла ему, раздвинув двумя руками половые губы, и теперь, лежа под ними, придавленная его телом, испытала все силу распаленной здоровой мужской страсти.

Олег Николаевич действовал сильно и умело, направляя движения члена во влагалище, как раз в самые чувствительные его места, плотно прижимая ствол к распятым губам и вновь напряженному клитору, а потом, изменив направление движений, сделал так, что при каждом погружении члена во влагалище сдвигал кожу с клитора, отчего я стала особо остро чувствовать его напористые, неукротимые движения.

Сладостное щекотание быстро усилилось, я уже не могла терпеть и кричала, непрерывно впиваясь ногтями в мускулистую спину своего учителя. Потом, как-то приспособившись, я стала поддавать ему, качая тазом снизу вверх навстречу члену, и почувствовала, наконец, как член и головка еще больше увеличились и затвердели в моем влагалище.

Олег Николаевич задышал тяжело, с протяжными стонами, поднял голову, выгнулся всем телом, последним усилием направляя член в самую глубь, и хрипло выдохнул:

— Кончаем?..

— Да, да!.. Кончайте!.. Я тоже сейчас кончу!..

И, дождавшись первой струи горячей спермы, тут же ответила судорожным спазмом, плотно зажавшим член во влагалище. Я почувствовала, как у меня вздрагивают все мышцы таза и ног, сжимается задний проход, и мощная судорога удовлетворенной плоти охватывает в глубине влагалища весь, целиком находящийся там ствол: раз, раз, раз…

Потом наступило блаженное оцепенение… успокоение… радость… конец!

Все зачеты и экзамены на водительские права я сдала на «отлично». Муж в восторге.

Артур Янсонс

5 1 голос
Рейтинг статьи