Сюрприз для мужа

Дерьмо. Вот дерьмо. Может быть, она, Глори Арден, и дура, но не знала прежде, что до такой степени. Пять лет прожить с человеком и ни черта о нем не понять! Мать твою…

Она вдруг сообразила, что уже несколько минут кряду извергает такую жуткую брань, что даже у портового грузчика от ее ругательств повяли бы уши.

Но ведь тому есть причина. Не каждый день узнаешь о своем мужчине подобные гадости. И ведь она ни в чем его не подозревала! Ей бы никогда и в голову не пришло обыскивать Пола, рыться в его вещах.

Все произошло абсолютно случайно. На его «дипломате» сломался чертов замок, и содержимое вывалилось наружу.

Глори почувствовала, что задыхается от собственных слез. Может, Пол и не был идеальным мужем, он всегда казался ей чуточку авторитарным, но ведь мужчина, глава семьи, и должен вести себя, как вожак в стае.

Самоуверенный, упрямый, сильный — ей импонировали эти его качества, его бультерьерья хватка во всем, в том числе и в бизнесе. Он гордился собой и имел на то полное право, добившись успеха буквально с нуля.

Бывший бармен стал владельцем сети ресторанов и казино. У него прекрасный дом, очаровательные дети и верная жена, которая с открытым ртом ловит каждое его слово. Он еще довольно молод и в отличной физической форме. Чего еще человеку надо?

…Наручники. Целых две пары. Ошейник с шипами. Устрашающего вида плеть, явно не раз побывавшая в употреблении. Он что, Джек-потрошитель? Он ходит по проституткам, связывает их, насилует, бьет? Пол, который ни разу в жизни не поднял на нее, Глори, руку? Не может быть.

Но тогда получается, что весь этот ужас предназначен для истязания его самого? В такое поверить еще более немыслимо.

И что же ей теперь делать? Ведь она искренне любит Пола. Обратиться к адвокату по поводу развода? Объявить на весь свет, что Пол — садист и извращенец? Погубить его — и себя пустить ко дну вместе с ним?

А что будет с детьми, если все узнают о таком скандале? Глори заплакала. Она рыдала в голос, наверное, минут пятнадцать, пока не охрипла, а лицо и губы не опухли от слез. Нет, надо выяснить, что с ним творится. Вдруг это можно вылечить. Или… принять как есть.

Ведь она бы не бросила Пола, узнав, что он, к примеру, тяжело болен. Глори с ожесточением запихнула жуткие предметы обратно в «дипломат» и захлопнула крышку.

Вечером в постели она вдруг сказала:

— Если хочешь, можешь меня ударить! Говорят, это жутко возбуждает, а мы еще так не пробовали…

— Ты рехнулась? — изумился Пол, с беспокойством уставившись на нее.

Его член, только что гордо стоявший и готовый к бою, разом безжизненно поник. Похоже, Глори явно облажалась со своим первым предположением. Значит, остается одно: он — мазохист. Час от часу не легче.

Впрочем, имея кое-какие представления о психоанализе, Глори знала, что влиятельные люди действительно иногда любят поиграть в «унижение». Им необходима смена ролей и все такое. Случай Пола вполне вписывался в схему.

От ее ярости и негодования и следа не осталось, наоборот, теперь Глори испытывала невероятную, щемящую нежность к этому мужчине, которого, оказывается, не дала себе труда как следует узнать, замечая лишь внешнее и не замечая сути.

А он, должно быть, очень страдал, вынужденный скрывать от нее свои тайные пристрастия! Ну ничего, она докажет ему, что ей можно доверять и не искать удовольствия на стороне. Видит Бог, как ей тяжело будет это сделать. Но ради Пола, ради его душевного равновесия, она справится.

Глори решила пока ни о чем ему не говорить. Пусть все последующее будет для него приятным сюрпризом.

…На основательную подготовку ушло две недели. Глори изучила массу литературы о садомазохизме и теперь знала, как себя вести. Она даже просмотрела несколько порнофильмов по нужной теме и потратила немало денег на близкую к идеалу экипировку.

И вот, наконец, момент настал. Даже дети были предусмотрительно отосланы к родителям Глори, чтобы не нарушать супружескую идиллию.

Пол Арден явился домой, естественно, ни о чем не подозревая. Но почему-то Глори не встретила его как обычно. Он было подумал, что ее нет дома…

— Пол? Спускайся сюда, дорогой.

Она звала его из подвального помещения, служившего домашней прачечной. По крайней мере, до сих пор Пол думал именно так. Он пожал плечами, однако отправился вниз.

И остолбенел, очутившись в какой-то не то камере пыток, не то в языческом капище, подготовленном для ритуального жертвоприношения.

Глори, его Глори, скромная домохозяйка, была облачена в черные кожаные трусики, черные же туфли на немыслимой высоты каблуках. Ее зеленоватые глаза светились почти дьявольским огнем, и вообще в таком виде и в такой обстановке она была похожа на настоящую рыжую ведьму.

Дверь со скрипом захлопнулась. Теперь подвал озаряло только пламя множества свечей.

— Ну ты, вонючий ублюдок, — хищно произнесла Глори, — живо раздевайся! Я не шучу!

«Спятила, — понял он с ужасом. — И, похоже, бесповоротно». Не зная, как быть, Пол предпочел не злить эту ненормальную еще больше и выполнил приказание. Не драться же с ней?! Он никогда не бил женщин.

— Полезай сюда, — она показала ему на собачью клетку и для убедительности щелкнула в воздухе кнутом, как заправский дрессировщик. О, для приобретения такого навыка Глори пришлось долго тренироваться.

Когда Пол уже заползал туда, она еще умудрилась вытянуть его вдоль спины тем же кнутом — хорошо, что не слишком сильно. А потом опустилась на четвереньки и плотоядно облизнулась.

— Сучий выродок, я научу тебя подчиняться! Я твоя госпожа, и ты принадлежишь мне!

— Да, дорогая, — произнес Пол, мечтая добраться до телефона и вызвать санитаров. С бедняжкой Глори явно дело было совсем худо.

— Надень это, — она просунула ему кожаный ошейник, а затем принялась извиваться всем телом, выставляя напоказ каждую складочку своих женских прелестей, чуть ли не выворачивая их наизнанку.

У Пола возникла мощная эрекция. Его жена была чертовски сексапильной женщиной и настоящей красавицей! Боже, как жаль, что она ни с того ни с сего тронулась башкой…

— Похотливое животное! — взвизгнула она, заметив его реакцию. — Ты хочешь меня трахнуть?! Ты думаешь, будто я только и мечтаю, как бы пососать твой поганый отросток?! Но ты этого не получишь! Ты недостоин даже целовать пыль под моими ногами! Но так и быть, я позволю тебе лизнуть меня.

Как-то интересно вывернувшись, она встала задом и прижалась ягодицами к прутьям клетки. Пол дотянулся до ее пульсирующей вагины и впился в нее языком. Глори принялась постанывать от нарастающего блаженства, содрогнулась… и кончила быстрее, чем он мог ожидать.

— Ладно, урод, вылезай, — смилостивилась она. — Иди и отымей меня, как положено мужчине! Если ты вообще хоть на что-то способен!

Пол даже удивился тому, что действительно был «еще на что-то способен». Во всяком случае, когда он навалился на Глори всем телом и вошел в нее, то ощутил себя хозяином положения.

Она визжала, вопила, кусалась и царапала его спину и ягодицы длинными крепкими ногтями, однако он был так возбужден, что в считанные секунды достиг оргазма, а еще чуть погодя был снова во всеоружии.

Но следовало думать совсем не о сексе! Теперь нужно срочно связать эту бестию и наконец позвонить специалистам…

Глори вдруг расслабленно, счастливо улыбнулась, глядя на него влюбленными сияющими глазами.

— Ты доволен, дорогой? Прости, я раньше не знала, что тебе хочется такого жесткого секса! Но теперь ты можешь не скрывать это от меня. Я же все понимаю.

— Что ты понимаешь? — окончательно обалдел Пол. — С чего ты взяла, будто я…

— Мазохист? Ну, ничего страшного, у многих бывают такие фантазии. Просто я случайно нашла в твоем «дипломате» кое-какие атрибуты этой игры и решила, что тебе надо помочь. Если хочешь, — вспомнила она, — я еще могу вставить тебе в задницу вибратор…

— Боже, Глори, — Пол едва мог говорить из-за душившего его хохота. — Да я просто подвез одного чудака, который забыл этот чертов «дипломат» у меня в машине! Ну так я его ему благополучно вернул.

Глори вспыхнула до корней волос, а потом тоже принялась смеяться:

— Ну и дура же я…

— Нет, милая, ты молодец, — Пол снова притянул ее к себе. — Теперь я знаю, что ты поймешь, как я балдею от группенсекса… Ты ведь не станешь возражать, если я тебя познакомлю с моими друзьями-свингерами ?..

Анни де Лилль

5 1 голос
Рейтинг статьи