Секс совсем не спорт

Я всегда считал, что наш брак с Катей редчайшая удача. Мы были идеальной четой, совместимой со всем, что мыслимо и немыслимо. Я работаю в сфере бизнеса, а она в брокерской канторе. Мы часами могли беседовать об инвестициях, рынке ценных бумаг и о многом другом в этом роде. Она была хорошенькая необычайно.

Я обожал ее. У нас была чудная просторная квартира, милые друзья — в общем, было чему позавидовать. Я всегда считал, что наша личная жизнь великолепна. Я всегда в хоро­шей форме, по утрам бегаю, играю в теннис, плаваю в бассейне каждый вечер. В первый раз, когда мы с Катей очутились в постели, она чуть на кусочки не разлеталась (постель, разумеется).

Я никогда не забу­ду тот вечер. Ее родители уехали на выходные, и вот она пригласила меня до­мой. Ей тогда было двадцать три года. Чуд­ная, хорошенькая де­вушка, блондинка, заго­релая, голубоглазая, изящная.

Она пригото­вила ужин, а потом мы вышли на балкон, при­хватив вина. Она спела несколько глупых песе­нок, аккомпанируя себе на гитаре. Потом я поце­ловал ее, и мы уже не переставали целовать­ся, пока не очутились в постели ее родителей.

На ней была рубашка в клетку, бело-голубая, и обтягивающие голубые джинсы — никогда не за­буду эти джинсы: они выглядели так, будто она свой персик голу­бой краской выкрасила.

Ну вот, я извлек ее из этих джинсов, стянул с нее рубашку, а потом со­рвал одежду с себя бы­стро, очень быстро. Да, такое не забывается. Она лежала на роди­тельской постели, и лам­па светила прямо на нее, обнаженную и заго­релую — даже ее ма­ленькие вишенки по­чернели от солнца, а на бугорке светился пучок волос.

 Я взобрался на эту самую постель, лег­ко поднял ее и посадил себе на бедра — она была так легка, я всегда поднимал ее как ребен­ка… И вот я приоткрыл ее пещерку и вонзил туда свой ствол с такой скоростью, словно это был не мужской инстру­мент, а ракета с ядерной боеголовкой.

Катя громко вскрикнула и вонзила ногти в мое тело, а я продолжал двигать жезлом сильно, но вовсе не грубо, до тех пор, пока она не пе­рестала понимать, что происходит. Ее сок ре­кой лился на мои шари­ки, и когда наконец я достиг экстаза, она про­сто взлетала в воздух и падала прямо на ствол, и нектар летел во все стороны.

 Вот таким был наш первый сексуаль­ный опыт — и примерно так я поступал с нею вся­кий раз. Ей это очень нравилось. Она то и дело громко вскрикива­ла. Я ведь не из тех, ко­торые просто лежат в постели и вечно ноют, жалуясь, что их партнер­ша ими не интересуется. А вот я интересен. Я изобретателен. Я все­гда в форме, здорово играю в теннис и здоро­во резвлюсь в постели. Я отдаюсь этому с само­забвением.

И вот мы с Катей по­женились, и казалось, что в браке у нее с сек­сом не было никаких проблем. А сразу же пос­ле церемонии мы по­ехали с ней ко мне. Чер­нила на свидетельстве о браке еще не просох­ли, а мы уже вовсю за­нимались сексом в спальне. И Катя ни разу не обмолвилась, что не­счастлива или не удов­летворена.

Так вот од­нажды, вернувшись до­мой немного раньше, я случайно подслушал разговор моей жены с подругой. Они сидели на кухне и не услыша­ли, как я пришел. Катя говорила, что я очень приятный внешне, к тому же с головой, могу быть и забавным, и очаровательным. Со мной всегда здорово в компании. Но… когда она впервые легла со мной в постель, то про­сто была ошарашена.

Катя говорила: «Внача­ле он швырнул меня на кровать, словно Тарзан, и сорвал с меня одежду. Затем он разоблачился сам, причем с такой скоростью, словно соби­рался побить мировой рекорд по раздеванию. Он всегда все делал быстро.

Потом он сгра­бастал меня, погрузил наверх своих чресел и вошел в меня без какой бы то ни было любов­ной игры, пусть хотя бы для очистки совес­ти. В первый раз это было даже волнующе. Только теперь, вспоми­ная, что он все эти годы проделывал со мною в постели одно и то же, по­нимаю, как это было ужасно.

Он мог бы стать любовником высшего класса, с телом у него все более чем в поряд­ке. Он отлично разби­рался в бизнесе, и во­обще в нем было очень много привлекательно­го, но все же в конце концов я поняла, что больше не могу этого выдерживать.

Ведь всякий раз, когда он заканчивает акт, я остаюсь неудовлетво­ренной. Я даже не успе­ваю возбудиться. А ког­да я в первый раз пос­ле всех этих лет оказа­лась в кровати с другим, я разрыдалась. Я пове­рить до сих пор не могу, что секс может быть так прекрасен. Я оплакиваю прожитые зря годы».

Услышав такое, я про­сто обалдел. Я был в не­доумении и не знал, как быть дальше. Естествен­но, мы с Катей вскоре развелись, квартиру раз­меняли, и я теперь живу сам.

Материально обес­печен, мне тридцать лет, и я хотел бы иметь се­мью, в которой была бы любовь и взаимопони­мание. Я уверен, что прежних ошибок уже не допущу.

Максим, г. Киев

0 0 голос
Рейтинг статьи