Сексапильная уборщица

В их чисто мужской компании было что-то хемингуэйевское, хотя Дитмар, Удо и Маттиас были вполне современными людьми. Всех троих — хоть и в разной степени — увлекала живопись.

Поначалу в одном из старых, утопающих в зелени кварталов Ганновера, при мастерской красавчика Маттиаса — профессионального художника и первостатейного бабника — возник небольшой магазинчик, специализирующийся на продаже все той же живописи.

Потом возник еще один, уже в другом квартале, а впоследствии — и в другом городе Германии. Их фирма разрослась и набрала неплохой вес в кругу профессионалов и любителей, а вот сами Дитмар, Удо и Маттиас хотя и разбогатели, но по-человечески остались, в принципе, такими же.

Недавно в центральном офисе их фирмы появился новый сотрудник — молоденькая Ингрид стала подрабатывать уборщицей, параллельно учась, как она говорила, в техническом университете.

Появление симпатичной, кареглазой, фигуристой хлопотуньи, конечно, не ускользнуло от внимания того же Маттиаса, однако девушка вела себя сдержанно и, как принято говорить, никакого повода не давала.

Однажды, когда мужская троица сидела и ломала головы по случаю очередной сенсации, произошедшей в арт-бизнесе, Ингрид, как бы за уборкой, немного задержалась в их комнате. Никто и не догадывался о том, что девушка на самом деле прекрасно все просекает и имеет здесь интерес гораздо более серьезный, чем зарплата уборщицы…

Неожиданно, присев около работавших мужчин, девушка выставила повиднее голенькие длинные ножки и стала, будто невзначай, массировать свои высокие, крепенькие грудки. А заодно, сделав невинные глазки, подала работающему на компьютере Маттиасу весьма ценный совет.

— Откуда ты это знаешь? — удивился он.

— Предчувствие. Интуиция, — в упор глядя на него, словно вся из себя такая наивная «девочка-ромашечка», ответила Ингрид.

— Черт возьми, она совсем не глупа! И очень сексуальна! — восхищенно произнес Удо, взяв девушку за правую грудь…

— Удо, не торопись. Ты же сам говорил: «Если умеючи, то долго», — заулыбалась Ингрид и, немного отойдя, стоя под обалдевше-восхищенными мужскими взорами, не спеша начала раздеваться…

Оставшись в одних трусиках, она спросила, призывно вильнув грудями:

— Мальчики, не вижу рвения! Я не в вашем вкусе, да?

Ну, это уж было через край — и обнажившийся раньше других Маттиас с силой вошел в нее сзади «по самые помидоры». Ингрид вскрикнула, но в следующую минуту интригующе посмотрела на двух других мужиков, оставшихся без сладкого, и облизала губы. Тут же возле ее рта очутились два фаллоса, каждый из которых заслуживал внимания и желания любой женщины…

Маттиас, доведя дело до победного конца и дав девушке, надо сказать, все, чего она хотела, отдохнул и явно захотел продолжения. Благодаря его за доставленное удовольствие, Ингрид быстро привела своими губами и язычком его немалый лингам в надлежащее положение и позволила усадить себя на него, параллельно продолжая истощать сексуальный ресурс Дитмара и Удо при помощи минета.

По окончании второго отделения «шоу» трое мужчин заметно устали. Ингрид, наговорив им кучу ласковых слов, оделась и выскользнула из комнаты: извините, мол, я ненадолго, женские неполадки и так далее. Тогда никто не заметил, что девушка незаметно нажала несколько кнопок на клавиатуре компьютера и взяла со стола папку с документами.

Придя в себя, трое околпаченных мужчин поняли, что благодаря почти полностью стертой информации и пропавшим документам они могут считать себя банкротами.

Михаил Петров

5 1 голос
Рейтинг статьи