Сбежавший хуй

Среди женского населения пансионата «Ручеек», что на озере Еловое, не зря шелестели приятные слухи…

Действительно, на отдых прибыл некоронованный чемпион страны по ебле Григорий Караваев, которого по прошлогоднему сезону запомнил персонал еще трех домов отдыха в округе. Прибыл, правда, «со своим самоваром», то есть с женой.

Наталья Караваева, пресловутый “самовар”, лишь удивлялась, как приветливо встречала мужа главный администратор пансионата, блондинка лет сорока, выдавшая ключи в лучший номер, как суетились и как были угодливы молоденькие кастелянши на этажах, когда Гриша, не спеша поднимаясь по лестнице, останавливался и ласково заговаривал с каждой.

Другая же, незнакомая Грише половина женщин, наблюдая, как красавец мужчина мощно рассекает гладь озера Еловое, чувствовали тяжесть в повлажневших влагалищах. Выбравшись на мостик после купания, Гриша блаженно улыбнулся и, оглядывая груди и задницы окрестных дам, расположившихся для загара, проговорил:

—        Работы невпроворот…

Жена отнесла это на свой счет и была польщена…

Наступила первая ночь. Две прошлогодние подружки Караваева устроились поудобнее балконом выше и с завистью наблюдали, как неутомимый чемпион ублажал изнемогавшую жену, принимавшую то позу наездницы, то лотоса, то вытягивавшуюся на животе в струнку…

— И зачем он ее привез? — с холодным недоумением пожала одна из них плечами. — Трахал бы ее дома…

Тем не менее Караваев упорно рыхлил давно изведанную поляну. Подружки насчитали минимум восемь полноценных палок — мед любви без обмана растекался то по губам, то по груди, то по лобку счастливицы. И подружки едва не заплакали от такой расточительности. А Гриша, заметив девчонок, весело подмигнул им.

К обеду следующего дня он проснулся с сознанием выполненного супружеского долга на сутки вперед. Это подсказывал опыт.И теперь Гриша прикидывал, с чего начать блядки: размяться с испытанными прошлогодними знакомыми или сразу приступить к пополнению.

В туалете Гриша, чтобы поссать, быстро стал нащупывать под бельем орудие производства. И вдруг облился холодным потом — хуй исчез, словно его и не было! Караваев взъерошил волосню и даже обнажился перед зеркалом — пусто! Даже поссать нечем.

Он в ужасе схватился за жопу — жопа на месте! Хотя, если разобраться, зачем ему жопа в этой ситуации. Гриша сел на унитаз, призадумался: как быть? Затем ворвался в комнату и сдернул одеяло с жены.

— Наташка! — просипел он сдавленным голосом. — Вставай! Хуй сбежал!

Жена села в постели и спросонья пялилась на то место, где еще вчера был ее благодетель. По вытянувшемуся в ужасе лицу любимой Гриша понял, что она вполне осознала размер катастрофы.

— Говорил же я тебе, что со своим самоваром в Тулу не ездят! — свирепо проговорил Гриша. — Вот он и взбунтовался. Весь год в одну пизду лазить, так еще и на отдыхе та же канитель! Никому ни слова! Найду гада, башку ему откручу!

И он стал торопливо одеваться, грозя куда-то в пустоту:

— Я тебе покажу великого писателя Гоголя!

После этих слов он как ошпаренный выскочил из номера.

Тем временем в окрестностях пансионата был замечен странный постоялец. В летний зной он был наглухо застегнут в легкий костюм, всегда носил солнцезащитные очки и бейсболку с длиннющим козырьком, надвинутую на глаза.

Драпировка не могла укрыть его высокой, собранной фигуры, а мягкая кошачья походка и уверенные повадки, с которыми он подходил к женщинам, выдавали в нем заправского ебаря. Его видели все, но никто не мог сказать, где незнакомца можно найти. И все почему-то называли его Васей…

Гриша осторожными вопросами так и не добился вразумительного ответа от подружек, где ему искать новоявленного нагло орудующего ебаря. Ночью же начались чудеса.

Мало того что Гриша, ко всеобщему разочарованию, после ужина отправился спать, так на четвертом этаже видели незнакомца в летнем костюме, пять раз за ночь входившего в разные номера с бутылками шампанского. И ебля там стояла отменная! Первой посчастливилось главному администратору пансионата.

Другой раз Василия видели в ельнике на Каменистом острове, где, опрокинув на четвереньки почтенную мать троих детей, он творил такое, что не могло присниться ее мужу, нарыбачившемуся с водочкой до беспробудного сна под лодкой.

В пансионате слава неуловимого Василия росла как новый вулкан. На Григория посматривали с усмешкой, как на скучного семьянина, предпочитавшего телевизор и шахматы наполненной прелестями ебли жизни.

Мужик без хуя — как акула без зубов. И этого Григорий, переполненный холодной ненавистью к самозванцу, перенести не мог. Жена сникла и ночами плакала.

Скоро Григорий заметил, что ночные коридорные, дневные, лесные и вечерние пляжные стоны счастливых женщин двигаются строго по очередности номеров комнат в пансионате и приближаются к его временному жилищу.

Он остерегался, как бы раздосадованные мужья не сговорились и, рассчитав замысел Василия переебать поочередно всех женщин пансионата, не изловили наглеца. Опыт подсказал Караваеву, как остановить неосторожный напор даровитой молодости.

К концу недели, демонстративно собрав чемоданы, он прилюдно распрощался с женой на ступеньках перед входом в пансионат и на своем автомобиле убыл со стоянки в неизвестном направлении.

Наталья расчесывала перед сном волосы, когда в приоткрытые двери скользнула тень. Прикосновение, как ласковый вечерний ветер, приподняло сзади подол ее пеньюара. Наталья замерла. И тут же почувствовала жаркое касание к святая святых, доступное прежде лишь мужу…

И вдруг она услышала недоуменное бормотание:

— Ебеныть! В этой пизде я уже бывал!

Наталья резко обернулась.

Перед ней в полной красе стоял Хуй мужа. Узнав Наталью, он попятился и вскрикнул от испуга. И тут из укрытия вышел сам Григорий, схватил свой хуй за яйца, сорвал с него бейсболку и зло прошипел:

— Попался, гаденыш!

— Измена! Засада! — безвольно прохрипел придушенный Вася.

Наталья язвительно хмыкнула, сообразив, что план по поимке самозванца удался:

— Так-то, Вася. Ты думал, ты кто? Я скажу кто — без Гриши ты просто хуй.

— Теперь без меня ни шагу! — водружая агрегат на место, заключил хозяин. — А то башку снесут. Ебля, брат, — это искусство, а не прыгалки из пизды в пизду…

А ведь так оно и есть, если разобраться по уму. И жалко, что для некоторых тупоголовых эту простую истину приходится повторять дважды…

Валерий Осинский

5 1 голос
Рейтинг статьи