Разочарование

Я лично убедилась в правоте некоторых журналистов! Да! Они правы! Старшее, отжившее поколение нас тянет назад, замедляя прогресс. Была бы я этим чилийским генералом, как его, Пиночет, кажется, я собрала бы этих предков на одном стадионе… Нет! Не стрелять! Кормить, поить, ухаживать, но изолировать напрочь. Чтоб не мешали!

Жестоко? Нет! Гуманно! И им хорошо, и нам! Социальная санитария… Сомневаетесь? Так я пример приведу. Может быть, он не для общих выводов, но иллюстрирует ярко.

Еду я вчера в метро. Толпой вагон упакован по крышу, но я уселась, открыла «Плейбой», читаю. Вдруг чувствую на себе взгляд. Подымаю глаза: на меня уставился пожилой мужчина. Буквально по груди ресницами скользит. Я уткнулась в журнал, но кожей чувствую: смотрит.

Я застегнула три верхние пуговки на блузке, юбку кое-как одернула. Едем. А он вперился в меня, как будто уже на мне… Ну, думаю, дела! Поплывет сейчас… Хотя, почему бы не… Не противный вроде, выбрит гладко, одет аккуратно. Я глянула на него мельком. Ничего! С таким не стыдно и пройтись.

А если в кабаке посидеть… А если прилечь часика на два- три… Заласкает, не в пример молодым. Я для него – экзотический фрукт, изюминка. Он же зацелует каждый миллиметр моего тела. Даже… денег даст.

И не повернется спиной после… И поухаживает… И кофеек в постельку принесет… А если показать ему пару моих коронных приемов, то буду кататься как сыр в масле… И ногой под задницу не даст, как вчера Алик…

Подымаю глаза, взгляды наши встречаются. Ну, дедуля, говори! Смелее! Я поддержу! Улыбнулась ободряюще, пуговки опять расстегнула. Он рот открыл, губами плямкает. Как назло, заскрежетали тормоза, остановку объявляют.

Может, он и сказал что-то, так не слышно… Едем. Он поближе придвинулся, касается ногами моих коленок. Наклонился к моему лицу прямо… Ну да! Не хватало еще, чтобы при всех… Ну, говори же, осел старый!..

А вдруг он этот, как его, гебеционист, извращенец?! Скоро опять остановка. Может быть, и ему до последней ехать? Наконец, видимо, решился. Слава Богу! Наклонился к уху и… «Извините, девушка…» Я расцвела лучшей из своих улыбок. А он: «Простите меня, я инвалид на протезе. Вы не могли бы уступить мне место?..»

Я опешила. Это ж надо! Кретин старый! Вскочила я и на весь вагон: «Садитесь, садитесь. Я всегда беременным место уступаю…» И к двери…

Хороший пример? Ясно? Убедительно? Маразматики они, старье несчастное…

Александра

0 0 голос
Рейтинг статьи