Проверка женской солидарности

Ира Андреева вышла из туристического  агентства с чувством предвкушения скорого отдыха и легкой грусти. Ее расстроила молодая семья, выбиравшая туры за соседним столиком: он, она и дочь-подросток. Они перешучивались между собой и с агентом.

Ира в который раз поймала себя на мысли, что завидует. В тридцать восемь лет у нее нет семьи. Дочь уехала учиться. С прежним мужем ничего не связывает.

Ира вспомнила быстрый оценивающий взгляд отца дружного семейства. Он скользнул глазами по ее груди, бедрам, не прекращая шутить. Тогда ей на мгновение стало неприятно. Из женской солидарности.

Ира отогнала эти мысли: стареющей женщине всегда мечтается, что посмотрели именно на нее и желают только ее, но по какой-то надуманной причине мужчины робеют и не открывают свои чувства.

— Хотите, зайдем поесть мороженое?

От неожиданности Ира вздрогнула. Рядом стоял тот самый мужчина. Ира тут же посмотрела за его спину.

— Они уехали за город, — пояснил он. — А у меня дела. Так как насчет мороженого?

— С какой стати, молодой человек?

— Ну, не такой уж и молодой.

— Тогда тем более…

— Вы мне нравитесь.

— Это еще не повод.

Ира направилась к бровке ловить такси.

— Я видел, как вы на нас смотрели… Через неделю вы приедете на какой-нибудь курорт, где уже не раз бывали, — заговорил он вдогонку. — Займете одноместный номер в хорошем, но недорогом отеле. Будете ходить на пляж, греться на солнце в шезлонге. По вечерам станете посещать анимацию, слушать плоский юмор, смеяться. Но вам будет невесело. Потому что каждый новый день и вечер принесет вам новые разочарования.

Вами будут интересоваться мужчины, потому что вы красивы. Но среди них не будет того единственного, кого вы ждете. А потом вы вернетесь к привычной жизни. И все будет по-прежнему…

Она обернулась, чтобы сказать колкость в отместку за его бестактность.

— Зачем вам ехать в никуда и возвращаться ни к кому, когда это можно исправить? — Он улыбнулся, и в этой улыбке не было ни наглости, ни вызова, а одно лишь участие. — Ведь многие, даже женатые мужчины, уезжают от того же, от чего уезжаете вы.

Ира покривила губы, сказав что-то наподобие «м-да».

— Во всяком случае, вы ничего не потеряете.

Позже Ира сама не могла себе ответить, почему она пошла с ним в кафе и почему после шампанского повезла к себе домой. Артем, так звали мужчину, не давал опомниться и вел к цели, от которой она не могла отклониться. Когда на пороге своей квартиры она наконец пришла в себя, еще был шанс распрощаться с ним, но Артем поцеловал ее в губы, а затем в шею.

«Это безумие!» — мелькнуло в голове, но женщина уже не владела собой. Рука Артема скользнула под юбку. Большой палец коснулся лобка, впадины между половых губ. Ира задохнулась: так бесцеремонно с ней никто не обращался. Но уже через минуту они, полураздетые, лежали на постели, а сама она держала теплый и большой член.

— Подожди, я не могу так быстро… — в последний раз встрепенулась она.

— Просто ни о чем не думай! — прошептал он и вошел в нее.

Ире стало стыдно и неловко. Но жаркая волна прокатилась от низа живота к голове и обратно. О, как хотелось ей, чтобы этот член и тепло от него всегда были в ней. Она двигалась в ритм движениям мужчины, и ей казалось, что ни с кем прежде ей не было так хорошо.

Она даже не испугалась, что он кончил в нее, женщину «репродуктивного возраста», как шутила ее мама: у Иры сейчас были самые благоприятные для зачатия дни. Она кончила одновременно с ним и долго лежала, наслаждаясь забытым ощущением легкости и свободы, наступающим после оргазма.

— Еще с одной победой? — прошептала она, успокоившись.

Артем не ответил. Он поцеловал Иру в сосок, и снова завертелось… Домой он стал собираться лишь под утро.

— Когда вы улетаете? — спросила Ира.

— Через две недели. Поменяй билет на две недели позже.

Ира не сказала ни «да», ни «нет», и это была последняя уступка женской гордости. В турагентство она примчалась за полчаса до открытия. Успеется с отдыхом…

Мария Латынина

5 1 голос
Рейтинг статьи