Прогуливаясь по побережью

Я, как обычно, гулял по побережью, но сегодня зашел чуть дальше обычного. Сняв туфли, я шел по песку босиком, предоставляя возможность своим ногам отдохнуть. Мне было одиноко. Пройдя немного, я увидел совсем необычную картину.

На берегу лежала девушка, словно русалка, выбро­шенная ночной стихией на берег. Зрелище, что предстало передо мной, вогнало волну желания в мое боже­ственно красивое тело. Чуть замедлил шаг, но все же шел ей навстре­чу. Девушка, я думаю, услышала звук моих ша­гов, но не повернула головы, не посмотрела на меня. Будто бы она ждала меня.

Ее руки остановились и переместились на пе­сок, ноги еще шире от­крылись. Я подошел к ней, и, сняв жмущие мою силу джинсы, лег возле нее. Наклонив­шись, я прильнул к ее манящим губам. Нимфа ответила на мой поце­луй.

Вошел пальцами в ее пещерку, но остано­вился, еще не решив­шись на более энергич­ные действия. Но де­вушка прижалась ко мне, ее спина изогну­лась, как будто желая продолжения, и я во­шел в нее. Почувство­вал, что она подалась навстречу моему втор­жению.

Сомнений не оставалось, было толь­ко нарастающее жела­ние обладать ею. При­коснувшись губами к ее губам, я получил всю сладость ее поцелуя и посмотрел ей в глаза.

Она улыбнулась, окинув взглядом мое лицо и тело. У меня волевой подбородок, светлые волосы, мощная грудь, сильное и могучее ору­дие, дарящее наслаж­дение. Она закрыла глаза, прикрыла губы, руками прикоснулась к моим плечам, притяги­вая меня к себе.

… Я увидел, как она смотрела на меня, как увеличивались ее зрач­ки при виде моего большого ствола. Она попросила взять ее. Я знал, что мне делать.

Вышел из ее пещерки, спустился к ее горяче­му лону и коснулся гу­бами ее прекрасного местечка. Языком на­шел вход в ее пещерку, насладился ее соком и проник языком внутрь, при этом увидев, как она изогнулась на­встречу моим движени­ям, и услышал, как с ее губ сорвался стон.

Я по­целовал ее прекрас­ный цветок еще раз, затем подвинулся бли­же к воде. Своим поце­луем я дал ей почув­ствовать свой собствен­ный вкус. Моя рука ста­ла гладить ее волосы, удивившись их мягкости и шелковистости. Дру­гой рукой я раздвинул лепестки ее цветка, ус­тупив место своему ору­дию, уже не терпящему вступить в бой.

Осто­рожно, чтобы не причи­нить девушке лишней боли, я стал медленно вводить напрягшийся ствол в ее пещерку. Я почувствовал, как ее руки напряглись на моих плечах. Не медля ни минуты, я резким толчком вошел в нее полностью. Громкий крик потонул в поцелуе. Ее тело напряглось, ноги обхватили мое тело, не выпуская ствол из пещерки.

Она почувствовала мою осторожность и за­метила минуту промед­ления, но не успела приготовиться, как рез­кая боль разорвала все мои мысли. Но как ни странно, через секунду пришло облегчение от другой боли, что таи­лась у нее вот уже дол­гое время.

Она уцепи­лась за меня, не выпус­кая, боясь потерять но­вое ощущение, которое полностью заполняло каждую частичку ее необыкновенного и девственного до этого момента тела.

Первый бой был выиг­ран. Я дал ей привык­нуть к новому, до этого не знакомому ей ощу­щению. Она оторвалась от моих губ, жадно вдыхая ночной воздух. Я все больше возбуж­дался, глядя, как ее хол­мы при каждом вздохе поднимаются и опуска­ются.

Я сделал первое движение, подавшись назад. Она нервно вздохнула, приникнув к моим губам. Я опять медленно вошел в нее. Это было похоже на сладкую пытку. Я хотел начать быстро дви­гаться в ней, но боялся причинить ей боль.

Она это почувствовала и двинулась мне на­встречу, сильнее при­жавшись всем телом ко мне. Пара движений, и мы вместе на волне блаженства, стонем от экстаза. Ее тело покры­лось капельками влаги и стало еще более пре­красным. Нам было жарко, несмотря на ночную прохладу.

Я увидел, что она под­чиняется мне и стал бо­лее решительным, уско­рил темп. Теперь я со всей силы входил в нее и медленно выходил. Пара мгновений, и я был готов кончить, зрач­ки расширились, губы нервно подергивались, холмы прерывисто под­нимались и опускались, ноги сильнее сжимали меня в кольце объятий. Внезапно она громко вскрикнула, и по ней прошли волны наслаж­дения.

Еще некоторое время я был в ней, давая прийти дыханию в нормальный темп. Я увидел, как она заснула, ее красивое лицо умиротворилось, лишь улыбка, оставшая­ся на губах, говорила о полученном наслажде­нии.

… Первые лучи солн­ца скользнули по мое­му лицу. Я проснулся, открыл глаза и увидел пустынный берег. Ее не было. Казалось, она ушла обратно в море, как морская дива. Со­жаление и грусть посе­лились в моем сердце. Я оглянулся в поисках одежды и заметил на песке надпись: «Спаси­бо».

Станислав

0 0 голос
Рейтинг статьи