Пип-шоу и другое. Часть 1

Воспитываюсь я в обеспеченной семье, где культ еды и денег превалирует. Отец работает главбухом на мясокомбинате, мать — лучшим дамским мастером в салоне красоты.

У нас, как у отечественных буржуа, есть все: три машины, богатейшая вилла за городом, пятикомнатная квартира в престижном районе. О нас говорят, сплетничают, судачат знакомые, и ауру зависти я ощущаю повсюду, где бываю.

Родителей я люблю и знаю, что мать имеет любовника, а отец — любовницу. Одним словом, наставляют друг другу рога и клиторы. У отца — ветвистые рога-панты, а у матери роскошный букет разнообразных вагин.

Вот так и живут, льстиво улыбаясь друг другу, делая частые комплименты и играя роль верных супругов. Пока это у них здорово получается. А может, они знают о своей неблаговерности, по инерции и с упоением продолжая путешествовать по постелям любовников и любовниц. Что ж, пусть коллекционируют гениталии мне это жить не мешает.

Никогда не забуду, как впервые с радостью и любопытством наблюдала за их траханьем. Обычно я спала в своей комнате. Но однажды мне пришла в голову хитрая идея:

— Мамочка, мне страшно, я боюсь! — постучав и приоткрыв дверь спальни предков, продребезжала я.

— У нас на даче домовой!

Меня уложили на тахте напротив, и я спустя время стала исподтишка подсматривать этакое пип- шоу. Луна тоже подглядывала, и объект был виден хорошо.

Легкое дыхание, шорох постельного белья, поскрипывание кровати — весь этот аккомпанемент усиливал мое волнение, убыстрял пульс. Я видела, как папаша, войдя в раж и покряхтывая, долбил мамашу, одеяло взлетало парашютом, потом вдруг сползло на пол — и ягодицы выделывали прямолинейные и однообразные «па».

Мало-помалу я освоила технику мастурбации и, когда рукоблудила, представляла любимого артиста, кого угодно, даже отца — своего рода заочный инцест.

Меня это всецело захватило, и я стала совершенствоваться в поисках новых методов удовлетворения. Так как все «клиенты» мне со временем опостылели, я, стремясь к свежести ощущений, стала представлять себя проституткой, живущей с чернокожими и всевозможными уродами.

Особый оргазм я испытывала, воображая, как несколько ублюдков срывали с меня лифчик и трусики, а потом насиловали во все дырки и во всех позах.

Отец иногда брал меня к себе на работу, и я видела, как он не без чванства разговаривал с подчиненными. По мимике, взгляду и эпатажным жестам чувствовалось — это доставляло ему бездну удовольствия: иной бедный бухгалтеришко трепетал, бледнел, заикался, а главбух, мой папаша, в это время самодовольно и барски торжествовал.

Я с улыбкой наблюдала за этими садистскими сценами, чувствуя, как влагалище мое, кайфуя, влажнеет. Может, отец тоже спускал в штаны? Затем под улыбки и приветствия охранников мы выезжали за проходную с набитым до отказа копчено-колбасными изделиями багажником.

— Учись жить, принцесса! — восклицал папаша. — Вот оно, счастливое время капитализма!

Подобные формулировки отца, вся эта нездоровая обстановка сладостно щекотали мое молодое самолюбие, и я превозносила себя в мыслях как новоявленную миллионершу.

Продолжение Пип-шоу и другое. Часть 2

0 0 vote
Article Rating