Первая учительница

Наверное, у каждого человека в жизни было сексуальное приключение, которое впоследствии определило всю его, так сказать интимную деятельность. Одни получили этот опыт в подростковые годы, другие встретили такого партнера — учителя в более зрелом возрасте.

Мне повезло на такую женщину — “учителя” в 16 лет, во время заводской практики на заводе им. Рошаля в Гатчине, что под Санкт-Петербургом (тогда еще Ленинград). К тому времени я уже далеко не был девственником, и вообще считал себя донжуаном-террористом в классе истребителей.

Зачастую “снимал» девчонок на дискотеке, и кратковременные совокупления в телефонных будках, подъездах и лифтах считал высшим достижением сексуальной жизни каждого нормального мужчины. Вот тогда-то я и познакомился с Ирой, ей было 25 лет, и работала она тут-же, на заводе, в конструкторском бюро.

Я сразу почувствовал сильное влечение к Ире, но ее “взрослость» сильно отпугивала. Я не мог просто предложить ей, как своим девчонкам-одногодкам, раздавить на двоих бутылку “чернил» и потащить затем в кусты. Это была несколько иная весовая категория.

Жили мы в одном общежитии, и со временем я пристрастился бегать к Ире, брать у нее книги. А библиотека у Иры была действительно шикарная. Мы подолгу обсуждали ту или иную книгу, переходили на другие темы. Иногда я пытался положить ей руку на колено, коснуться груди или приобнять, но Ира смотрела на меня с такой усмешкой, что я незамедлительно чувствовал себя полным идиотом и не знал, куда бы спрятаться.

Однажды мы с бригадой в цеху слегка выпили. Я от детской своей дурости взял лезвие и вырезал на кисти руки ее инициалы: “И.Д.”. На следующий день Ира эту надпись увидела, только и спросила:

— Зачем? — И этого вполне хватило, чтобы я целый день чувствовал себя не то что идиотом, а законченным дебилом. Через три дня Ира встретила меня у проходной.

— Что же ты не заходишь? Аль разонравилась? — Я что-то пытался проблеять в ответ, но Ира прервала; — Если у тебя будет время — зайди, пожалуйста, сегодня вечером. Ладно?

Последнее можно было и не спрашивать. В восемь вечера я был у Иры как штык. У нее уж была накрыта “поляна», посреди стола гордо красовалась бутылка водки (это я сейчас к даме без спиртного не захаживаю, а тогда дурачком был).

После спиртного я осмелел. После первого же поцелуя принялся расстегивать ее халатик.

— Только прошу — не спеши, — тихо сказала Ира.

Она встала и заставила подняться меня. Обвила руками мою шею, закрыла глаза и поцеловала в губы. Я был сильно возбужден, чувствовал, как оттопыриваются брюки. Ира тоже почувствовала это, и сильно прижалась к “нему”.

Я снова принялся расстегивать ее пуговицы. На этот раз Ира не возражала. Когда халатик распахнулся, я увидел, что под ним ничего нет. Высокая грудь с ярко-алыми сосками настолько возбудила меня, что я немедля повалил Иру на кровать. Ирочка раздвинула ножки и лежала с закрытыми глазами, лишь тихо постанывая.

Я, дрожа от нетерпения, пытался вставить готовый трахнуть весь мир член в ее маленькую влажную “девочку», стыдливо скрытую светло-русыми волосиками. Вошел — и в мозгу что-то взорвалось. Никогда прежде не доводилось мне испытывать оргазм такой силы. Я ловил последние его проблески, но приходила лишь слабость. Я лег рядом с Ирой. Она приподнялась, посмотрела на меня с улыбкой и, поглаживая по груди, сказала:

— Вот, это мы с тобой трахнулись. Вернее — ты меня трахнул. А сейчас ты немного отдохнешь, и мы займемся с тобой любовью.

Вскоре я был готов. Член вновь находился в боевом положении, но инстинкт уже не так туманил голову.

— Поцелуй меня в шею. Так, а теперь слегка коснись кожи губами и поласкай язычком. Нежнее, нежнее…

Потом по ее указанию мои губы спустились вниз. Я поцеловал сосок и коснулся его языком, под нежными ласками он набух, напрягся. В это же время рукой я ласкал вторую грудь. Потом наоборот.

— Присядь надо мною так, чтобы твой член был между моих грудей, — попросила Ира.

Было несколько неловко, но я повиновался. Она свои груди, и член скользил между ними; Ира приподняла голову и стала ловить головку члена губами. Я страшно возбудился и заработал быстрее.

— Не спеши, милый, — попросила Ира. — А то сейчас кончишь, и опять начинать сначала. Или ты так и хочешь всю жизнь, как кобель, трахаться?

Я не хотел. Послушно скользнул вниз. Поласкал ее ножки возле самой “кошечки” языком, нежно пощипал губами. Потом пальцами раздвинул там губки и познал вкус этой прелести.

Ира громко стонала, и мне бесконечно нравилось, что именно я — причина ее блаженства. Мой меньший брат рвался в атаку, он готов был пронзить матрас, а я уговаривал сам себя — ну, еще один поцелуй ТУДА, еще раз язык вонзится в эту горячую, влажную, розовую, самую сокровенную и зовущую ее тайну, вглубь Ирочки — и позволю члену, моему уставшему ждать братишке, войти туда же. В конце концов Ира сама потянула меня вверх.

Я уже собирался войти в нее, но она мягко опрокинула меня навзничь и мы поменялись местами. Ее головка поднималась вверх-вниз, и я видел, как мой член наполовину исчезает в ротике, тесно охваченный нежными алыми губками. Тело мое охватила сладкая истома, и я заработал тазом, подаваясь ей навстречу. Ирочка оторвалась:

— Послушай, я хочу сделать тебе минет, а ты просто трахаешь меня в рот. Лежи спокойно, расслабься. Ты же не в цеху за станком.

Она оттянула кожу на головке и стала работать кончиком язычка, в три секунды доведя меня до полного экстаза. Я почувствовал накатывающуюся волну блаженства, но Ира, очевидно тоже почувствовав, что я собираюсь кончить, оторвалась и с минуту целовала меня вокруг члена. Потом ее язычок принялся ласкать мошонку. Было щекотно, и в то же время я испытал острейшие, доселе неизведанные ощущения.

Наконец Ира оторвалась от паха. Она повернулась ко мне спиной, присела надо мною на корточки и стала насаживаться на торчащий фаллос. Он постепенно скрывался меж белых пухленьких половинок ее аппетитной попочки и толчками проникал вглубь. С каждым толчком я поднимался еще на одну ступень наслаждения.

Ира откинула голову и ее русые длинные волосы рассыпались дождем по плечам. Она застонала. Тут уже я двигал ей навстречу, не стесняясь. Ритм, бешеный ритм блаженства! Но и в этот раз я не успел кончить. Ира соскользнула с меня и повалилась на спину. Я чуть ли не рыча, набросился на нее. Не открывая глаз, Ирочка остановила меня, уперевшись в мою грудь ладошками. “Подожди…» — прошептала она.

Куда ждать, черт побери! Я чуть ли не сходил с ума. Казалось, готов был отдать полжизни, лишь бы снова войти в нее и, наконец, испытать высший пик наслаждения. Ира встала, наклонилась, уперлась руками в стол.

— Давай сзади! — приказала она. Я не заставил себя долго упрашивать. Она взяла член рукой и помогла ввести его меж стройных ножек. Я ладонями обхватил ее полненькие ягодицы, и скачка продолжилась. Но длилась она лишь несколько секунд. Ира подалась вперед, член выскочил.

— А теперь попробуй войти туда — прошептала Ира. Я сразу не понял, куда -“туда”, и она сама взяла моего братишку и направила в коричневатый кружочек ануса. Член входил с большим трудом, Ира же сразу громко застонала и принялась насаживаться на него что есть силы. Но он явно был великоват.

— Ну и аппарат у тебя! — задыхаясь, произнесла Ира и взяла со стола шкатулку Оттуда она извлекла тюбик ароматного вазелина.

Встав передо мной на колени, Ира оттянула кожу на члене и нежно принялась смазывать головку вазелином. Потом встала и снова повернулась ко мне задом. В этот раз мой дружок вошел с намного меньшими усилиями. Там было плотно, а Ира моментально словно сошла с ума. Она громко стонала, почти кричала, бешено двигала попочкой, — мне даже стало больно, но тотчас сквозь эту дразнящую, острую боль на грани высшей степени наслаждения я почувствовал, как срываюсь в пропасть блаженства. Кончил я прямо туда.

Это и был первый раз в моей жизни, когда я не осуществил случку или совокупление на уровне встречи двух мух (сцепились, пожужжали, разлетелись), а занимался любовью, как и надлежит человеку. Ибо человек, если кто не в курсе, — это звучит гордо.

Дмитрий ВОЛКОЛАК

0 0 vote
Article Rating