Перед боем

Бой сегодня предстоял вовсе не реальный, а чисто кинематографический — в картине, в которой Дитер играл самого главного как бы негодяя, сегодня должна была сниматься сцена, где его красочно убивает самый главный как бы «хороший парень».

«Господи, ну что за бред, — думал актер, поглядывая на часы и нарушая все возможные правила движения — его BMW так и неслась по городу, не реагируя на бесконечные свистки полицейских — все наперекосяк, времени нет, настроение — вообще ни к черту…»

Тем не менее в положенное время — все ж профессионал — он вошел в гримерную и тепло поздоровался со Штеффи — на их фильме именно она (а в свое время между ними что-то намечалось) была визажистом.

— Привет, как себя чувствуешь?

— Спасибо, уже неплохо, — она недавно вышла на работу после тяжелой болезни.

— Давай садись, — он сел к зеркалу в «ее» кресло.

Штеффи взяла из пачки сигарету, закурила и начала колдовать над его прической. Он сокрушенно качнул головой:

— Опять куришь — это с твоими сосудами…

— Да, господин артист — курю вот. Грешна. А сам-то ты святой что ли?

— Нет, конечно. Но ты поберегла бы себя хоть иногда, — он сказал это с неожиданно большой, не ускользнувшей от внимания Штеффи, теплотой. И она ответила чуть дрогнувшим голосом:

— А зачем, Дитер? Для кого?

Он ответил серьезно:

— Для меня, например, — вместо ответа она усмехнулась и взяла машинку для стрижки волос:

— Не болтайте чепуху, господин артист, а то голову сейчас отстригу! — При этом она почти прильнула корпусом к нему, и Дитер отчетливо понял, что под белым легким свитерком на Штеффи нет лифчика…

Снова обомлев от соблазнительного колебания ее грудей и чудного запаха ее атласной кожи, Дитер ощутил, что его породистый «жеребец» тоже совсем не хочет оставаться без дела… Он поймал руку Штеффи и сжал ее.

— Подожди… Выключи…

— Дитер, не сходи с ума! У нас сегодня съемка! — и тем не менее Штеффи выключила машинку и позволила мужчине усадить себя к нему на колени.

— Ну подожди… Ты что, сюда же зайти могут, — она стала прерывисто дышать и сладко застонала, когда он наполнил ладони ее упругими прелестями и коснулся наливающихся сосков.

Порывисто высвободившись из его объятий, Штеффи сама сняла джинсы, а Дитер, с армейской быстротой сбросивший брюки и трусы, уже не желая терпеть ни минуты, с силой притянул длинноногую красавицу к себе и, даже не дожидаясь, пока она снимет трусики, усадил на свой «вертел»…

— Боже!!! — ее влагалище уже отвыкло от подобных размеров, и поначалу женщина едва не подавилась собственным не то воплем, не то всхлипом.

Быстро придя в себя, Штеффи стала покачиваться все быстрее и быстрее… Внезапно женщину поразила целая серия бурных, давно не испытываемых ею оргазмов…

Крепко зажав в своих сладких «лабиринтах» его лингам, она с наслаждением приняла в себя мужской животворящий сок и крепко прижала его голову к своей груди…

— Спасибо тебе, Дитер, — серьезно произнесла она, когда оба быстро натягивали джинсы и приводили себя в порядок.

— Это тебе спасибо, малыш… Ты дала мне новые силы… Ладно, мне пора, — сказал он, вставая с кресла, — и этот красавчик будет эффектно меня убивать.

— Оживи вечером, хорошо? — Она улыбнулась. — Как раньше…

Михаил Петров

5 1 голос
Рейтинг статьи