Отпуск

Наконец пришла долгожданная пятница – последний перед отпуском рабочий день. Со мной вместе уходила еще одна сотрудница – инженер нашего отдела Ирина. Как полагалось в таких случаях, мы в конце рабочего дня накрыли на стол и немного посидели. Сотрудники пожелали нам хорошо отдохнуть.

Ирина — Красивая яркая брюнетка, моя ровесница. Она, правда, немного полновата, но я люблю пышных дам, поэтому внешне она мне очень нравилась. Вот только характер у Ирины несносный, постоянно всем недовольна. И вот по этим двум причинам все мужчины обходили ее стороной.

С мужем она была в разводе и жила одна. И в этот день, когда мы после вечеринки остались в отделе одни, она начала, будучи несколько подвыпившей, «катить бочку» на мужчин, мол, они такие и сякие. Дальше — больше. Вместо того, как она выразилась, «чтобы семь палок бросить», — они могут только один раз удовлетворить женщину, да и то, знают лишь две позы: рабоче-крестьянскую и раком.

Я попытался было возразить, но она сказала: «Хочешь сказать, что ты идеальный мужчина? Давай проверим. Если удовлетворишь меня семь раз за ночь, я буду весь отпуск удовлетворять твои сексуальные желания. В противном случае – наоборот». Она сказала это, не спросив даже, хочу ли я ложиться с ней в постель и проводить вместе отпуск.

Ирина мне нравилась внешне, в ней чувствовалось неудовлетворенное сексуальное желание, и я согласился, приняв ее вызов, хотя и понимал, что с ее поведением вряд ли буду способен выполнить подобные запросы. Но мне почему-то в этот момент очень захотелось секса с ней.

Мы прямо с работы поехали к Ирине домой, и первое, что я увидел – это большое ложе любви, которое моей неудовлетворенной сотруднице не с кем было делить. Она принялась менять постель на чистую, а меня отправила в ванную. А когда я вышел, она сказала, чтобы я ложился и ждал.

Я залез под одеяло, а вскоре и Ирина вернулась и я увидел ее обнаженной. Полная, красивая, она была такой аппетитной и соблазнительной, что у меня аж мурашки пробежали по коже. Особенно выделялись полнотой ее бедра и персик.

Она вытащила из тумбочки несколько упаковок презервативов, замечая, что не собирается после меня делать аборт. «Выбрасывать использованные будешь сюда», — сказала Ирина и указала на вазу, стоявшую на тумбочке. «Мужчины цветов не дарят, значит, будешь использовать по другому назначению».

Я, конечно, удивился, но промолчал. От одного ее вида мой кол поднялся, и я сразу же натянул презерватив, но не торопился брать ее, решив начать с ласк. Я начал целовать Иру в губы, шею, затем постепенно опускался к ее холмам и животу, раздвинул ее ноги и принялся ласкать женскую киску, а Ирина стонала от удовольствия, гладила мою голову руками, а ее сладкое местечко источало обильные соки любви, которые я с удовольствием слизывал.

Вскоре Ирина забилась в экстазе, прижав мою голову к пещерке и крепко сжав ее своими полными бедрами. После этого мы сменили позу и я вставил свой перевозбужденный инструмент в ее пещерку, и вскоре мы уже одновременно испытывали наслаждение.

Я снял презерватив и бросил его туда, куда сказала Ирина, то есть в вазу. Ирина была довольна, прошла ее ярая озлобленность, но все же какая-то холодность осталась. Она меня не обнимала, не целовала, не возбуждала, то есть хотела, чтобы я сам ее возбуждал и ублажал.

Мой ствол вскоре вновь пришел в боевую готовность, и я опять взял Иру. На этот раз я поставил ее раком. Перед моими глазами возник большой, красивый, мягкий персик. От одного его вида я мог бесконечно возбуждаться.

Перед тем, как вставить кол в пещерку, я сказал: «Какой у тебя прекрасный персик!». «Издеваешься? — сердито спросила Ирина. — Кому же он может нравиться?» Я не стал ничего ей объяснять и вставил свой инструмент в ее пещерку. Она издавала хлюпающие звуки, а Ирина от этого нервничала, она стеснялась. Вскоре мы опять кончили.

Потом мы лежали и смотрели телевизор, я гладил руками пышное женское тело, а мой боец никак не унимался и уже вновь дыбился, желая продолжать секс. Мы лежали на боку, и на этот раз я взял ее в такой позе, сбоку. Исполь­зованный презерватив (уже третий по счету) опять положил в вазу.

Немного отдохнув, мы вышли на кухню, Ирина из холодильника достала пирожные и сказала, что не может обходиться без подобных сладостей. Мы сидели голые и пили чай с пирожными, я смотрел на Ирину и любовался ею.

«Ну чего ты так смотришь на меня? — спросила она. — Рассматриваешь мои жировые складки?!» «Ты мне очень нравишься, — отвечаю ей, — я возбуждаюсь от одного только взгляда на тебя». — «Снова издеваешься надо мной», — начала было Ирина, но увидев мой кол, который уже стоял в полной готовности, замолчала.

 Я сходил в спальню, одел презерватив и, нагнув Ирину, взял ее на кухне стоя. После акта хотел было выбросить презерватив в мусорное ведро, но Ирина меня остановила. После этого мы легли спать.

Ночь была лунная, в комнате было довольно светло. Мне долго не удавалось уснуть на новом месте, но потом все-таки удалось задремать. Ирина, видимо, решила, что я сплю, потянулась к вазе, задев меня ногой, отчего мой сон как рукой сняло.

Она взяла один из презервативов, вылила содержимое себе в рот, аппетитно причмокивая, и так же сделала с остальными четырьмя, что меня ужасно возбудило, и мой кол опять встал.

Сделав все это, Ирина улеглась спать, а я сделал вид, что только проснулся, затянул Ирину на себя и насадил себе на кол. Ирина тоже была возбуждена, и мы вскоре кончили.

Я же опять бросил презерватив в вазу. Ночью Ирина вышла в туалет, я про­снулся и тоже захотел пойти туда же. У меня был переполненный мочевой пузырь, кол стоял. Этим я и воспользовался и поимел Ирину в шестой раз. Она поняла, что проигрывает свой спор, сделалась какой-то нервной и злой. Я решил поступить иначе.

Утром я проснулся первым и начал гладить Ирину, а когда она проснулась, я сделал ей куннилингус, а когда она забилась в экстазе, из ее киски мне прямо в рот полилась струя золотого дождя. Ирина была на седьмом небе от наслаждения. Я воткнул ей в пещерку свой ствол, а вытащил его после нескольких толчков, сказав, что кончать не буду и чтобы она считала меня проигравшим спор.

 Я сказал, что теперь я целый отпуск принадлежу ей. Ирина была просто ошарашена, но тут же ответила, что будем выполнять желания друг друга. Ирина прижала меня к себе и поцеловала. Затем она сняла презерватив, взяла мой ствол в рот, легла навзничь, свесила голову, и я вставил жезл прямо ей в горло. Удовлетворение непередаваемое! Так мы целый отпуск предавались сексуальным наслаждениям.

Ирина вся расцвела, почувствовала, что любима и желанна. Больше всего ей понравилось, когда я лизал ее пещерку и тугую дырочку, причем говорила, что желает, чтобы лизал ее персик 24 часа в сутки. Один раз сказала, что есть у нее заветное желание, но стесняется об этом говорить, но я ей ответил, чтоб она не стеснялась, а делала сразу.

Тогда она легла персиком мне на лицо и я принялся его вылизывать. И тут вижу, что ее тугая дырочка начинает открываться. Так она накормила меня своим шоколадом. Ирина была на седьмом небе от счастья. После нашего со­вместного отпуска мы еще не раз предавались любовным забавам и были очень счастливы. Характер Ирочки изменился в лучшую сторону, так как она почувствовала себя настоящей женщиной, любимой и желанной.

Александр

0 0 vote
Article Rating