О залупах с любовью

Ленку затравили. Она давно уже была коллективу как кость в горле, и когда начальник, пожелавший подсократить кадры из числа надоевших любовниц, негласно дал «добро» на травлю, она немного потерпела, а потом все поняла и написала по собственному желанию.

Настали интересные времена. Лишившись одновременно непыльной работы и начальничьего члена, с которым он время от времени по старой памяти давал Ленке поиграться, девушка вдруг остро осознала две вещи: первое — насколько родной город пронизан «кумовством» — от мусорных свалок до мэрии, и без протекции получить работу просто нереально, и второе — насколько взаимосвязано все в человеке. Вот хотя бы успехи в работе, бизнесе и успешность в сексе. Иногда — с точностью до наоборот.

Став безработной, Ленка обнаружила, что вызывает куда больше интереса у мужчин, чем в те времена, когда исправно ходила в офис за зарплатой. Видимо, в поношенных туфлях и с неуверенным взглядом она стала казаться мужчинам более доступной. Или же, лишенная всяческого секса, постоянно думающая о нем, она источала невидимые флюиды жажды.

Казалось бы, при таком количестве проблем мыслям о поебках не должно оставаться места, но нет. Как раз в этой жизненной неустроенности Ленка жаждала ебли как никогда прежде.

Возможно, Ленкин организм так своеобразно реагировал на незанятость и исподволь готовился зарабатывать на хлеб пиздой. Как бы там ни было, не проходило и дня, чтобы к Ленке не подошел на улице какой-нибудь господин с предложением разовой любви.

Однажды даже позвали в сауну. Ленка нервно отказывалась, а приходя домой, жалела, что отказала. И деньги были бы, и секс. Что еще надо умной женщине?

Поначалу Ленка подрядилась расклеивать афиши — эта ниша на рынке трудоустройства была еще относительно свободна. Потом ей выпало счастье раздавать на улице рекламные буклеты. Годик она пряталась за могучей спиной службы занятости…

Однажды, когда Ленка покупала пирожок на пособие по безработице, ее окликнули:

— Леночка!

— Витек! — Она узнала старого знакомого.

Много лет назад они вместе посещали курсы повышения квалификации. Витек был прямо молодой Бельмондо: высокого роста, с ослепительной улыбкой. На момент их знакомства он как раз развелся и пытался хватать Ленку за всякие места.

Но она тогда его отшила. Уж очень он, Витек этот, был прямолинеен. Курсы повышения квалификации закончились, и романтические воспоминания о Витьке остались незапятнанными спермой, как и первая Ленкина любовь.

Витек подцепил ее под локоть и повел в бар.

— Ну, как ты? — участливо спросил он.

— Ну как? Сижу без работы. Перебиваюсь на пособие.

— Это неудивительно, — срезонировал Витек. — Ты такая своеобразная, яркая, эксцентричная. Стремишься жить по своим правилам. А нужно считаться с другими.

Ленка обдумала услышанное: Витек не забыл, что его лапанья ни к чему не привели, и сейчас ей выговаривает?

— Впрочем, у меня есть одна идея… — закруглил он. — Мне, видишь ли, удалось получить грант, и я открыл фонд по пропаганде здорового образа жизни. Пойдешь ко мне на работу?

Ленка покосилась на Витька. Он дает ей шанс. А почему бы и нет? Витек ей всегда нравился. Просто она не верила, что у них может что-то путное выйти. Такой мужчина… Тогда она еще надеялась на серьезные отношения, и только потому держалась на расстоянии. А теперь… Ленка судорожно вздохнула… теперь она думает только о залупах. Что может быть важнее великолепной, алой, блестящей залупы?

И ей представляется возможность обрести два в одном: интересную работу и алую залупу Витька. Пусть это будет просто секс, а не вздохи на скамейке. Голый, жесткий секс безо всяких соплей и обязательств с настоящим мужчиной, успешным красавцем.

На другой день Ленка сидела в Витьковом офисе и знакомилась с текстом лекций о вреде курения, который должна будет читать широкой аудитории. Первым в списке слушателей значился интернат для умственно отсталых.

— Разве у них есть деньги на сигареты? — удивилась Ленка.

— Есть, — ответила ей инструктор. — У этого интерната богатые покровители. У них все есть: компьютеры, сигареты, по полгода в санаториях Крыма проводят.

Инструктор завистливо вздохнула, словно ей хотелось стать слабоумной, чтобы иметь халявный компьютер и по полгода проводить в Крыму.

Витю в этот день Ленка так и не увидела, как и в последующие недели. Мысли о сексе, а в частности о Витьковой залупе, неотступно следовали за девушкой всюду, куда бы она ни пошла с лекциями: в наркологический диспансер, госпиталь ветеранов ВОВ, детскую комнату милиции. Устала как собака от навязчивых мыслей, нудности темы и особенностей аудиторий.

Ветераны, например, после лекции задавали вопросы о том, почему сейчас так плохо, а раньше было хорошо. Ленка моментально мысленно отвечала: «Потому что ебли нет», а вслух не могла сказать ничего. Спустя две недели, получив пятьдесят баксов за лекции, она набралась храбрости, чтобы выяснить у инструктора, куда исчез директор фонда.

— Виктор Геннадьевич? Да ведь он здесь практически не бывает, у него много обязанностей. Он руководит еще десятью программами, много путешествует для налаживания общественных связей. Он здесь и бывает-то только два раза в год: на Новый год и на Восьмое марта, чтобы сфотографироваться с коллективом.

Последняя надежда была, что он вдруг позвонит, предложит сходить куда-нибудь, кофе выпить, залупу покажет. Но телефон молчал. Еще через пару недель Ленка встретила на улице старого знакомого, который торговал на рынке и подыскивал себе напарника. Ленка оценивающе взглянула на Колю — он источал неприкрытую похоть и многозначительно улыбался. Бугор между ног мужественно выпирал под джинсами.

Отогнав мысли о залупах, Ленка вдруг поняла, что не готова больше ждать и обламываться. Она взяла Колю под руку и довела до ближайшего подъезда. Там она сдернула с мужчины джинсы, присела и остервенело приникла к пенису ртом. Коля быстро сориентировался в ситуации, через тридцать секунд развернул Ленку и засадил ей сзади. Еще через две минуты послышались шаги на лестнице. Коля в темпе кончил и, застегиваясь, заметил:

— Ну, сама видишь, мы сработаемся.

В тот день Ленка уволилась из фонда и пошла работать на рынок. Пусть это не престижно, но зато в конце рабочего дня, сдав товар на склад, Коля находит время, чтобы показать ей залупу… со всеми вытекающими последствиями. Для этого хорошо подходят подъезды, лифты и иногда парки.

А что касается Витька, то после увольнения до Ленки дошел слух, что Витек гей, и она поняла, что он никогда и не собирался ей залупу показывать. Так, строил из себя неугомонного мачо, больше для пиара, ориентацию перед общественностью раскрывать не хотел, вот и клеился ко всем встречным и поперечным.

Ирина Петренко

5 1 голос
Рейтинг статьи