Порноиндустрия — это дорога по лезвию бритвы

Швеция и Голландия — страны, где можно законно торговать самой пикантной продукцией в мире

В 1965 году шведский фотограф Берт Милтон выпустил первый номер журнала “Private»со снимками обнаженных людей. Полиция сочла журнал неприличным и запретила его продажу.

В то время журналы с голыми девушками были черно-белыми и издавались тиражом не более 5 тысяч экземпляров. Милтон установил новые стандарты в порноизданиях — стал делать их цветными (для этого специально купил типографию).

В 1967 году на страницах журнала впервые появилось изображение половых актов. Весь тираж был изъят полицией.

Но тут за Милтона вступилась общественность. Вопрос о порнографии долго дискутировался в шведском парламенте, и к выходу восьмого номера журнала парламент изменил закон: изображение полового акта в печати было разрешено.

С тех пор шведские законы четко разграничивают, что вредно для общественного сознания, а что нет. Сцены насилия признаны несоизмеримо более вредными, чем откровенные сцены секса.

Сын Милтона успешно продолжает дело отца. Он учредил еще один порножурнал “Triple»и взялся за дело по-современному. Завел киностудию, где снимает порнофильмы, и сайт в Интернете.

Одной из самых популярных порноактрис в его команде является голландка Хелен Дюваль. Внешне это ничем не примечательная особа, которая моментально превращается в соблазнительную кошку, как только на нее наводят объектив фотоаппарата.

Порноиндустрия - это дорога по лезвию бритвы
Хелен Дюваль

Она рассказывает:

— Дома меня никто не воспринимает как падшую женщину. Даже родители считают, что я ничего плохого не делаю. У меня нормальная актерская работа в очень интересном жанре кино. Каждый раз я пытаюсь делать ее по- новому, внести что-то свое в каждую сцену.

Я не могу испытывать влечения к мужчинам, с которыми занимаюсь сексом в течение съемочного дня. Приходится включать воображение и представлять себя в объятиях любимого человека. Зрителю нужна истинная страсть.

Мои партнеры применяют массу хитростей, чтобы быть в рабочем состоянии, — употребляют различные возбудители, иногда наркотики. Сперма, которую я очень часто слизываю с их возбуденных членов (самые кульминационные кадры), — это самый обыкновенный йогурт.

Ни у одного мужчины за день не может вырабатываться столько спермы, сколько проливается у нас за съемочный день. Как правило, у меня по сценарию партнеров несколько: групповой секс — одна из самых распространенных фантазий, которую далеко не все решаются осуществить, поэтому смотрят с особым удовольствием.

Сценаристы это знают и часто теряют чувство меры. Недавно по сценарию я должна была сесть на одного мужчину, принять в анус фаллос второго и еще заниматься оральным сексом с членами двух партнеров. По-моему, это перебор. Нормальной женщине четвертый человек покажется лишним. К моему мнению прислушались и переделали сценарий так, как я хотела.

Снимаясь в кино в самых разных позициях, я всегда воображаю себя в объятиях одного мужчины, моего мужа. Он понимает специфику моей профессии и никогда не ревнует меня.

После съемочного дня, если он меня хочет, я отдаюсь ему со всей страстью, на которую способна. Могу сказать, что работа только развивает мою чувственность и делает меня привлекательней для моего мужчины.

Я рада, что тысячи людей после просмотра наших фильмов стремятся нам подражать и учатся дарить друг другу наслаждение. У меня хорошая, интересная и полезная для общества работа. Кроме всего прочего, она разрушает ханжество — одну из самых глупых человеческих черт.

Татьяна ГОРЛАЧ

5 1 vote
Article Rating