Новогоднее приключение

Терпеть не могу все эти новогодние праздники со всеми этими хлопушками, петардами и другими пидоротехническими развлечениями. Но моя нелюбовь — вещь исключительно приобретенная.

В детстве, естественно, я искренне верил в новогоднюю сказку и в Деда Мороза с его бездонным мешком подарков. Да и будучи уже взрослым, я еще долгое время считал Новый год самым светлым праздником в году. Но однажды случилось следующее…

Есть у меня одна подружка. Зовут Татьяной. И в постели затейница, и безотказная совершенно. Это у нее для мужа только — то мигрень, то внеплановые месячные, то дурное настроение. Для меня же она всегда готова.

А ее муж — натуральный лопух. Верит каждому слову. И терпит все ее выходки. И вот два года назад еще и судьба решила поиздеваться над бедолагой — начальство поставило его дежурить в новогоднюю ночь. А он, понятное дело, не посмел ножкой топнуть.

Вот и пошел в ночное вместо того, чтобы отмечать Новый год с красавицей-женой и бутылкой шампанского. Ну, а мы с Татьяной не могли не упустить такого удобного случая, чтобы не провести Новый год в постельной баталии.

Проводив мужа-неудачника на дежурство, Танюшка тут же перезвонила мне, и спустя каких-то полчаса я с бутылкой французского шампанского и тяжелым кульком, полным разнообразной экзотической снеди, стал пред ее светлы очи. Она встречала меня в цветастом шелковом кимоно. Повиснув на моей шее, впилась своими пухлыми сексуальными, но голодными губами.

— Как же я хочу тебя! — прошептала она.

Теряя одежду по пути, мы переместились из прихожей в квартиру. Но добраться до спальни так и не смогли из-за всепожирающей страсти. Развернув задом, я уложил ее на сервированном столе прямо среди тарелок и салатов. Мы занимались любовью с таким азартом, что это, возможно, слышал весь дом. Но нам было совершенно наплевать.

Танюшка стонала и скреблась, как безумная. Мой член сновал в ее уютной норке, как неустающий трудяга, как живой перпетуум-мобиле. Из влагалища текла обильная пахучая смазка, и мой дружок не испытывал никаких трудностей.

Темп я взял такой, что мне мог бы позавидовать и сам Стаханов со своим отбойным молотком. Логическое завершение таких неистовых телодвижений не заставило себя долго ждать. Под восторженные крики Татьяны я обильно излился животворящим коктейлем. Обмякнув, присел на стоящий рядом стул, увлекая за собой Танюшку.

— Ну, как, я не обманул твоих ожиданий? — спросил я ее.

— Разве ж ты можешь когда-нибудь разочаровать меня? — ответила она вопросом на вопрос. — Ладно, безобразник, одевайся. Сейчас перекусим чего-нибудь, чтобы восстановить затраченные силы. Ишь ты, как накинулся на меня! Будто целый год живой женщины не видел.

С этими словами она удалилась в ванную. Пока шумела вода, я быстренько проглотил парочку бутербродиков с красной икрой и ветчиной, после чего с пультом от телевизора водрузился в кресле.

Вернулась Татьянка в шикарном вечернем платье вишневого цвета с глубоким декольте. С обалдевшим выражением лица я выдавил из себя какой-то банальный комплимент, на что она с хитрой улыбкой спросила:

— А ты в курсе, что такие платья надеваются на голое тело?

Я всем своим видом показал ей, что эта новость только радует меня и даже предпринял попытку продолжить наши сексуальные игры, на что она отмахнулась, ловко вывернувшись из моих объятий.

— Не помни платье, дурашка! Ты хоть знаешь, во сколько оно мне обошлось? Даже муж его еще не видел. А если он узнает, сколько я потратила, он меня точно прибьет!.. Давай встретим Новый год за столом, а не в постели. А сексом займемся уже в новом году.

Хоть мне и не терпелось продолжить приятное во всех отношениях занятие, а кушать ведь тоже хотелось. Поэтому я не очень-то сопротивлялся. Выслушав нудное ежегодное поздравление президента с обещанием новых трудностей в новом году, мы разлили шипучее шампанское по бокалам и, пожелав друг другу счастья и радости, чокнулись с мелодичным звоном.

Спустя какое-то время, отдав должное шикарно накрытому столу, мы с Татьянкой переместились в спальню. Решительно отвергнув мою попытку помочь ей («Еще помнешь!»), она ловко выскользнула из своего сногсшибательного платья и предстала перед моим взором в одних чулках на поясе.

— Ну, как, так я тебе тоже нравлюсь? — спросила она меня.

Я поспешил доказать, что в таком виде она мне нравится гораздо больше. Я был решителен и неутомим. В бешеном темпе накачивал ее, словно исправный поршень. Ее ноги обвили мою спину, а пятки слегка постукивали меня по ягодицам при каждом толчке. И вот как раз тогда, когда конец был близок, произошло это…

В самый разгар сексуальной схватки прямо под окном спальни громко рванула петарда. От неожиданности Татьяна вздрогнула, и ее буквально «заклинило». Сколько раз слышал истории, что такое иногда бывает, но сам попал в такую ситуацию впервые.

Мой член был намертво защемлен судорожно сжавшимися мышцами влагалища. Мои попытки освободиться оказались тщетными. Я сказал Тане, что ей необходимо расслабиться, чтобы влагалище раскрылось. Но как она не старалась, у нее ничего не вышло.

Кончилось все тем, что у Татьяны еще и истерика началась. На мое предложение вызвать «Скорую» она глянула на меня, как на сумасшедшего:

— Ты что, совсем рехнулся, что ли?! Хочешь, чтобы наши «добропорядочные» соседи тут же моему благоверному все доложили? Боже мой, это ж такой позор! Позорище! Я ж такого позора не переживу!

— Ну, и что ж мы тогда делать будем? — спросил я ее.

— А давай просто подождем. Может, оно само собой пройдет.

Я не очень верил, что в данной ситуации ничегонеделание может принести какие-нибудь результаты, но в любом случае попробовать стоило.

К четырем часам утра мои опасения оправдались. Мертвая хватка ничуть не ослабла. Тогда я предложил Татьяне расслабиться путем употребления алкоголя. Кое-как доковыляв с нею до праздничного стола, я налил ей полный стакан водки и со словами «Пей до дна!» заставил весь его выпить. За первым стаканом последовал второй, потом третий…

Но, судя по всему, Татьяна настолько перенервничала, что никакая водка ее не брала. Лишь когда вторая бутылка опорожнилась наполовину, ее, наконец . то, повело. Я с трудом доволок ее невменяемое тело до дивана и стал ждать результата.

Через несколько минут она спала мертвецким сном. Но на часах уже было шесть. За волнениями я как-то не заметил, что пролетела новогодняя ночь. А в восемь должен был вернуться с дежурства Танин муж. Поэтому я не стал слишком церемониться и начал предпринимать попытки вырваться из сексуального плена. И мои усилия, наконец-то, увенчались успехом! Я свободен!

Но радоваться было рано. Хозяйка дома спит беспробудным пьяным сном, на развороченном в процессе моего освобождения диване, на столе и в спальне — следы нашего «сексуального преступления». А хозяин должен вернуться с минуты на минуту. Да еще и злой, надо понимать, после бессонной ночи.

Впопыхах одевшись, я со всей скоростью, на какую был еще способен, начал наводить марафет по всей квартире.

Понятное дело, что вздохнул я с облегчением только на улице. Но меня буквально душила злость на всех этих любителей взрывов и шума. Поэтому первым же делом, проходя мимо какого-то коммерческого киоска, я купил две самых здоровенных петарды, неспеша поджег их и тут же забросил обратно в раскрытое окошко.

Видели бы вы, насколько могут быть выпучены глаза у человека. Вот после этого я больше и не испытываю особых восторгов от новогодних праздников.

Андрей Сухов

0 0 vote
Article Rating