Ночные реки

Вечер августовским теплом окутал город. И вступила в свои права ночь — время шальных денег и случайной любви.

Так уж получилось, что Лев задержался в «Сплите». Выйдя из дверей казино, он с удовольствием плюхнулся в бархатистое ложе «Ауди». Грустные воспоминания незримым облаком вползли в салон и щемящим шорохом разбудили сердце. Именно здесь Вика ушла от него.

Его дело процветало, в этом году открылось еще несколько магазинов. Лев отыскал в памяти самое начало, когда трое сверхсрочников решили испытать себя в бизнесе.

Вначале было туго. Однако постепенно все наладилось, правда, и забот прибавилось. Зачастую ему едва хватало сил на то, чтобы добраться до кровати и провалиться в бездну сна.

У него не было ни времени, ни сил на ночные забавы с женой. Поэтому, когда в доме появился акриловый инструмент с белым сетевым шнуром, Лев втайне испытал облегчение.

Вика, оставшись верной ему, искала иные способы удовлетворения. Постепенно квартира наполнялась многочисленными собратьями первенца. Последнее сооружение уже впрямую было отпрыском гинекологического предка: широкое надувное кресло, мягкие подлокотники, глубокие желоба для бедер.

Разбудил его шорох встающей с постели жены. Ночные игры закончились разочарованием. Подобный финал был, увы, не редким. В такое утро Вика подолгу оставалась в постели, невидящим взором уставившись в одну точку.

Однако сегодня Вика выпорхнула из-под одеяла. Лев открыл глаза и стал следить за ней. Первое, что он увидел, были сочные, округлые ягодицы. Вскоре он услышал шум бурлящей воды, наполняющей «джакузи».

Внезапно в ванной все стихло и через мгновение купальщица показалась в спальне, завернутая в махровое полотенце. Казалось, она не замечала мужа. Подойдя к зеркалу, девушка сбросила с себя покрывало.

Лев замер, восхищаясь женой. В следующую минуту у него перехватило дыхание. Черневший прежде курчавым узором, искрился каплями воды гладко выбритый лобок. Губы спокойными лепестками обрамляли вход во влагалище.

Тем временем Вика, согнувшись в коленях, медленными движениями начала ласкать себя. Когда девушка, наконец, отняла руки от плоти, она с удовольствием взглянула вниз. В зеркале призывно дышал возбужденный цветок.

Недолго думая, женщина подошла к креслу. Легким движением взлетев на надувное ложе, она, казалось, повисла в воздухе. Бедра были широко раздвинуты и промежность призывно алела над электронными игрушками.

Пробежав пальцами по клавиатуре пульта, она положила руки на подлокотники и полулежа стала за машиной. Неслышное журчание поплыло по комнате. Легкая дрожь тронула женское тело.

Начавшийся массаж возымел действие. Соски заострились, промежность увлажнилась соком.

Лев не мог спокойно смотреть на это. Его мужское естество пульсировало с прежней яростью. Одним прыжком очутившись перед Викой, он вошел в нее мощным, уверенным движением. Толчок был сильным, и надувная конструкция тревожно закачалась. Партнер достиг матки.

И тогда Вика закричала. Это был звук долгой женской тоски, заглушаемой возгласом неожиданного счастья, изнывающей от наслаждения плоти и волшебства оргазма.

Произошедшее с ними чудо поразило их. Оба любовника еще долго смотрели друг на друга, не в силах разъединиться. Лев испытал новое рождение. Вика стала обожаемой им женщиной. Бывшая некогда рутинной интимная близость супругов превратилась в неповторимый ритуал любви.

Сии перемены повлияли на бизнес Льва. Теперь он не задерживался допоздна на работе, частенько опаздывал по утрам.

То, что произошло дальше, Лев не мог понять до сих пор. Его соперник был ничем. Какой-то скелетоподобный программист в мелкой конторе. Уже после их прощания он видел эту парочку в городе.

Рядом с Викой стояло нечто эфемерное, в очках, довольно высокого роста. Эта жертва высшего образования была одета в джинсовый костюм времен Варшавского Договора и такого же возраста кроссовки.

Какое-то мгновение он даже подумал, что она специально таскает это чудо с собой, дабы разозлить мужа. Ему захотелось выйти из своего укрытия, стереть в порошок это нищее пугало, стоявшее рядом с женой.

Но вдруг он увидел ее глаза. Улыбка медленно сползла с eго лица. Это был взгляд любящей женщины.

Она вся светилась. Такие глаза он видел лишь раз, когда новоиспеченным дембелем вернулся к своей еще невесте.

ОН ПРОПУСТИЛ МОМЕНТ, КОГДА ЕЕ ГЛАЗА ПОТУХЛИ!

От беспомощности ему захотелось плакать. Но, увы, он разучился.

Постояв немного, он сел в своё «Ауди» и ударил по педали газа. Maшина рванулась с места, перепугав стоящую на тротуаре старушку.

Его друзья, узнав о случившемся, поняли все. Не было ни слов, ни эмоций, за что Лев был очень благодарен.

Он с головой окунулся в работу.

Со временем боль утраты стала притупляться, превратившись в тревожащее воспоминание, от которого становилось тоскливо. С некоторых пор он стал завсегдатаем казино.

Дождавшись, когда светофор в очередной раз мигнул зеленым светом, Лев двинулся вперед. В просвете улиц Лев увидел, как на трамвайной остановке взорвался снопом искр фонарь. Подъехав ближе, он заметил пьяную «разборку». Лев собирался убраться восвояси, как вдруг заметил маленькую женскую, испуганно дрожащую фигуру.

Бесшумная дверца, сверкнув в ночи, мягко распахнулась рядом с ней:

— Прыгайте, — коротко сказал Лев, перегнувшись через сиденье.

Большие серые глаза наполнились нерешительностью, смешанной со страхом.

— Не бойтесь, я чужой, —  опередил он ее вопрос.

Она решилась, юркнув на заднее сиденье. Ее спаситель нажал на акселератор, и болид растаял в ночи.

— Вам куда? — односложно спросил Лев.

Стройная фигурка, длинные руки, слегка вытянутое лицо, обрамленное каштановыми кудряшками. Ножки терялись в темноте. Впрочем, там, наверняка, тоже ничего выдающегося.

Лев взглянул в ее лицо. И вдруг что-то неуловимо-знакомое мелькнуло в зеркальце. Это было воспоминание из сладкого времени школьной беззаботности, мелкого хулиганства вкупе с пикантными шалостями.

Среди местных красавиц Маргарита считалась примой. Если остальные дивы в погоне за верно решенной контрольной уже давно перешли от платы жвачками к плотским утехам, то «королеве Марго» подобные предложения не поступали, поскольку она сама была способна завести раба. Лев безответно влюбился в нее, но по окончании школы забыл свое увлечение.

Из паутины воспоминаний его вырвал негромкий грудной голос. Пассажирка назвала адрес. «Не тот,» — подумал Лев и переключил скорость. Авто лихо зашуршало на повороте. Женщина инстинктивно ухватилась за спинку кресла и Лев увидел ее руку. Черт возьми, это была она! У запястья темнела изящная родинка.

— Маргарита… — тихо шепнул он, решив проверить свою догадку. Девушка подняла глаза, и их взгляды встретились в стекле зеркала.

— А откуда Вы?.. — начала она и вдруг лицо ее расслабилось. — Левка?

— Йес, мадам, — довольно выдохнул собеседник.

— Вот уж никогда бы не подумала, — вымолвила Маргарита, — а впрочем, почему бы нет?

— А как ты? — он переключил поворот.

— А что я? — вздохнула гостья, — учительница литературы в той же школе. Сыну 5 лет. Мишку Чередниченко с параллельного «Б» помнишь? Его отец. Год назад наш папочка сбежал, и мы остались одни, промолвила Маргарита, разглядывая серый вельвет кресел.

— Под цвет глаз королевы Марго, — хохотнул Лев.

Женщина улыбнулась.

— А ты что?

Лев помедлил.

— Уже один. Не всем мы нравимся, — протянул мужчина, щелкая светом.

На миг тишина разлилась в салоне.

Лев медленно снял ее руку со спинки и приблизил к губам. Целуя родинку, он язычком коснулся кожи. Женская ладонь замерла в его руке.

Он остановил «Ауди» у одинокого фонаря и нажал кнопку на приборной панели. Спинка кресла неспеша начала уходить вниз. Забавно было видеть Маргариту верх ногами.

Вот проплыли покатые плечи, тоненькая цепочка поднялась за крайнюю пуговицу лифа. Груди под платьем были свободны, и сквозь прозрачность ткани призывно обозначились острия сосков.

Голова Льва опускалась всё ниже. Он увидел гладкий внутренний изгиб ее бедер. Подняв глаза, мужчина застыл. Подол коротенькой юбочки завернулся и из-под него показалась манящая белая полоска трусиков.

— Иди сюда, — неслышно выдавил из себя Лев и взял девушку за плечи.

Ее голова склонилась над ним. Губы слились в поцелуе. Мужские руки властно делали свое дело. Пальцы проникли к трусикам и, оттянув резинку, достигли вожделенного цветка. Льву безумно хотелось сорвать тоненькую материю, но он не мог отнять руки.

Нежные ласки быстро отозвались в женщине. Плоть начала расцветать, благодарно пульсируя в опытных пальцах. Спокойные прежде лепестки стали сочными и упругими.

Вскоре под верхним сводом показался влажный зверек. Появление сладостного кончика было последней каплей терпения Маргариты. Блаженно застонав, она резким движением сорвала с себя трусики и, привстав, мягко опустилась на лицо партнера. Жаждущий шарик утонул в губах любовника.

Умелый язычок уверенно вошел во влагалище. Он принялся ласкать его, скользя по клитору. Женщина захрипела. Дрожа всем телом, она раздвинула бедра и, оперевшись руками о сиденье, безумно качалась на языке партнера. Внезапно Маргарита замерла, запрокинув голову. И в то же мгновенье Лев почувствовал, как язык плотно обхватывается стенками влагалища. Это был божественный финал.

Выпрямившись, Лев с удивлением обнаружил, что кончил сам. Это было легко и приятно. Лев нежно взглянул на свою неожиданную освободительницу.

Маргарита уже пришла в себя. Два огромных серых озера изливали на него такую теплоту и благодарность, что Лев сразу же понял одно: он никуда не отпустит эту женщину.

Сергей С.

0 0 vote
Article Rating