Не ожидал. Часть 1

Мое прозвище — «Достоевский». Нет, к литературе не имею никакого отношения. Дело в том, что я способен достать любого учителя.

Однажды в класс вошла новая учительница. Один взгляд на нее вызывал зубную боль — прилизанные и убранные в узел волосы, длинная юбка и никакой косметики. Неужели такие еще встречаются?

Пока она представлялась, мой мозг переваривал информацию. Судя по всему, Ольга Петровна — классический пример пуританского воспитания. Слова «секс», «интим» и все, что с этим связано, должно вызывать у нее ощущение страха и смущения. В этом направлении и будем работать.

Через несколько дней, сдавая конспект, я оставил за обложкой листок с парой четверостиший эротического содержания. Эффект был потрясающий: ее щеки порозовели.

Не буду перечислять все трюки, до которых я додумался, хотя некоторыми можно было гордиться! Например, подсунутый ей кусок мела, которому я предварительно придал форму мужского члена.

Завуч зашел как раз тогда, когда она начала этим куском писать. Класс просто выпал в осадок! Завуча это настолько поразило, что он сказал:

— Вы бы хоть обратили внимание, что у Вас в руках!

Ольга не смогла продолжать урок, просто дала всем домашнее задание и ушла. Класс был в восторге, зато она после этого смотреть на меня спокойно уже не могла. Кампания развивалась успешно, но я знал, что есть грань, где заканчивается розыгрыш и начинается издевательство. Переходить эту черту я не собирался, поэтому прекратил военные действия.

Но один момент вызывал у меня сомнения: почему она мне ничем не ответила? Ну, как это делали другие преподаватели — пару двоек поставить, оценку в четверти испортить, родителей к директору… Ничего. Странно.

Однажды отдыхаю я дома, а меня будит телефонный звонок. Я снял трубку:

— Ты уже спишь? Пропустишь самое интересное!

Сон испарился в одно мгновение, а меня словно подбросило на диване. Это был не просто приятный женский голос, он был наполнен теми низкими вибрациями, от которых мурашки начинают бегать по телу, дыхание останавливается. Даже импотент, услышав такой голос, рискует почувствовать себя нормальным человеком!

— Ну, чего ты молчишь? Ты меня слышишь?

— Ага! — выдавил я из себя.

— Я новый номер придумала! Хочешь посмотреть?

— По телефону? — ляпнул я.

— Я тащусь от твоих шуток, Валерка!

Последнее слово она даже не выговорила, а промурлыкала, приведя меня в состояние, близкое к обморочному:

— А чего это у тебя голос такой странный?

— Простудился, — выдавил я.

— Ну, тем более приходи. Увидишь номер — вылечишься, гарантирую. Адрес помнишь? Гоголя, 22, квартира 17. Жду, только сегодня!

Я сглотнул, положил трубку и посмотрел на часы. Время позднее, но меня пригласили. Правда, зовут меня не Валерой, но он точно не придет, а девушка будет ждать.

Нехорошо. Я себе не прощу, если упущу такой шанс. Конечно, она сразу заметит, что я не тот, кого она приглашала, но возможность взглянуть на эту Сирену, как я ее окрестил, хоть одним глазком, пожалуй, того стоила! Уже через четверть часа я стоял возле двери с номером 17.

 Нажал на кнопку звонка. За дверью раздался шорох:

— Валера?

Даже дверь не могла остановить очарование этого мурлыканья.

— Да, — хрипло ответил я.

— Я открою, но войдешь через минуту, ладно?

Я послушно посмотрел на часы и, когда истекло шестьдесят секунд, толкнул дверь. В глубине комнаты был самый настоящий занавес. Не успел я перевести дух, как раздался уже знакомый голос:

— Сегодня в шоу — Миссис X!

Под мелодию из почти одноименной оперетты Кальмана занавес распахнулся, и появилась фигура девушки, скрытая накидкой, лицо закрывала маска. Остановившись и медленно раздвинув накидку, она подняла вверх ногу, продемонстрировав, насколько она длинная и стройная. Затем, повернувшись спиной, она замерла, и мгновение спустя накидка мягко упала на пол.

Она повернулась лицом, демонстрируя, что весь ее гардероб состоит из туфелек на высоком каблуке, чулок, черных трусиков и лифчика. Каждое движение бедер по упругости напоминало вибрацию струны, а трусики, казалось, могут улететь во время очердного «колебания».

От малейшего движения грудь волнами испытывала на прочность застежку очень симпатичной «Victoria’s Secret». Ну, а чулки, обтягивающие ее стройные ножки, воспринимались как ножны, в которых находится смертельное оружие!

Конечно, во мне говорила юношеская впечатлительность: затаив дыхание, я следил за тем, как она, не прерывая ни на секунду движения, то приближается ко мне, то отдаляется. Наконец, повернувшись спиной и покачивая бедрами, она медленно вскинула руки, и лифчик упал на пол.

Именно в этот момент закончилась музыка. С ее новым всплеском она повернулась ко мне, одновременно закрыв грудь руками, но сделала это не очень тщательно, поэтому нижняя часть левой груди была хорошо видна.

Я судорожно сглотнул, а она снова повернулась спиной. Вся ее фигура причудливо изгибалась. Несмотря на слабое освещение, я убедился, что трусики не только маленькие, но и весьма прозрачные, что позволяло оценить симпатичную форму ягодиц и заметить маленькую наколку в виде бабочки на левой половинке. Это завело меня еще больше.

Она вновь повернулась лицом и подошла так близко, что я уже чувствовал тепло гибкого тела. Обойдя меня, она слегка коснулась моего плеча бедром и, снова подняв руки, отправилась на импровизированную сцену. Присев в реверансе, словно благодаря за внимание, она ушла за занавес, и я услышал мурлыкающий голос:

— Шоу закончено, зрителей просим покинуть зал!

Не говоря ни слова, переполненный эмоциями, я вышел из квартиры. Пораженный увиденным, я долгое время шел пешком, и первая моя связная мысль была: «Везет же этому Валере!» Эта девушка выглядела настолько естественно и красиво, что можно только позавидовать тому, для кого она будет танцевать.

Продолжение Не ожидал. Часть 2

0 0 vote
Article Rating