Наконец-то я стала совершенно новой …

Данной статье более 25 лет, но она и сейчас многое может рассказать о знаменитой певице, которую все знают как ШЕР.

Двадцатилетний студент Сорбонны Франсуа Леви отправился в парижский театр «Зенит» с единственной целью — прикоснуться к бабочке, вытатуированной на ягодицах 46-летней Шер. «О-о-о, отец был прав: это настоящая секс-бомба», — резюмировал после концерта восхищенный Франсуа.

Ролан Барт писал, что стриптиз не открывает наготы женщины и не дает какого-либо эротического импульса. Обнаженная леди «является ирреальной, ничего не выражающей, абсолютно закрытой, как красивая блестящая игрушка, которой благодаря своей экстравагантности удается избежать мужской хватки».

Шер доказывает справедливость этой мысли собственным искусством. Она открывает тело так отстраненно и отвлеченно, как художник демонстрирует картину, а ваятель — скульптуру: пожалуйста, мол, любуйтесь законченным произведением и обратите внимание, как тщательно отшлифованы все детали.

Да, искусные косметологи сделали все, чтобы красота Шер вызывала сексуальный трепет и покоряла, яркое доказательство тому — последний спектакль скандальной певицы «Сердце любви», который был сенсацией и потряс Париж.

Наконец-то я стала совершенно новой

Околдованная луной

ВОПРОС. Вы превратились в постоянную мишень для скандальных журналов. Просыпается ли у вас гнев или обида, когда читаете все эти ужасы о себе?

ШЕР. Я переделала зубы, нос, грудь и никогда этого не скрывала. Но когда вижу свою фотографию, снабженную стрелками, объясняющими, что я перекроила себя с ног до головы, прихожу в бешенство, хотя в общем-то мне совершенно наплевать, кто что может подумать обо мне.

ВОПРОС. Вы создаете очень сексуальный образ. Это провокация или это соответствует вам?

ШЕР. Нужно же иногда помечтать. Перед двадцатью тысячами зрителей я могу творить все, что захочу — здесь у меня нет комплексов. Правда, в личной жизни мне не хватает смелости делать даже сотую часть того, что творю на сцене. С мужчинами я робка. Мне нужно быть влюбленной, чтобы с кем-то переспать. Но когда барьеры рушатся, тогда это совсем другое дело.

ВОПРОС. Почему вы всегда берете любовников лет на пятнадцать моложе?

ШЕР. Потому, что старики меня не хотят! Уже много лет за мной не ухаживал ни один мой ровесник Должно быть, они меня боятся. Молодежь менее цинична. Я люблю мужчин за то, чем они являются, а не за то, что они могут мне дать Драгоценности, виллы, машины — все это могу купить себе сама. Мне ничего не нужно.

ВОПРОС. Вашей дочери двадцать три. Вы узнаете в ней себя в таком же возрасте?

ШЕР. Тогда я думала, что моя жизнь уже закончена. Никогда не могла представить, что в сорок шесть лет буду в состоянии делать турне рок-н-ролла. Думала, что в этом возрасте женщины уже стары, если не мертвы. Я ушла от Сонни в двадцать семь лет. Я была в двух шагах от того, чтобы выброситься из окна. На самом же деле, история этого не стоила. Моя дочь может обрить голову, стать буддисткой, вытворять со своей жизнью все, что хочет, — я никогда не стану ее судить Главное, чтобы она была счастлива, чувствовала себя уверенной.

ВОПРОС. У вас, судя по вашей репутации, нет чувства нежности.

ШЕР. Когда была молодой, я хотела, чтобы все вокруг меня любили. Из-за страха, что меня неправильно поймут, не осмеливалась открыть рот. А потом в один прекрасный день вдруг перестала бояться. Я не злопамятна, но если меня долго выводят из себя, добром это не кончится.

ВОПРОС. Шер, увиденная глазами Шер, — какая она?

ШЕР. Она умна. Иногда бывает дурочкой. Очень сильна. Иногда слаба. Ей тоже приходится плакать

Наконец-то я стала совершенно новой

О Шерлин Саркисян ходило столько сплетен и небылиц, что этого материала хватило бы для нескольких замечательных мелодрам. Но анекдоты увлекают только для определенной степени, а большинство «правдивых» историй противоречат друг другу.

Многие утверждают, что в Шер сочетаются качества дикого хищника и молодой козочки. Своего первого мужа Сонни Боно она якобы столкнула с вершины Олимпа в пучину безвестности, а второго, Грега Эллмана, ввергла в перманентный творческий кризис. Другие считают, что она — богиня, дива, ни капельки не уступающая Грете Гарбо или Мерлин Монро.

Но пусть останется скрытым от публики все, что происходит на съемочной площадке. Земные законы не смогут этого объяснить Свет влюбляется в актрису, пленка становится жертвой обаятельной Шерлин, экран зачарованно мерцает. Каждая афиша демонстрирующая в преддверии концертов очаровательную попку Шер, оказывает совершенно магическое воздействие на мужчин.

Шер диктует свои условия заправилам американского шоу-бизнеса. Она спокойно, без комплексов выбирает новых любовников и, при этом, отдает предпочтение молодым и свежим партнерам (привилегия, которой раньше пользовались только мужчины.

Однажды у Шер хватило смелости перед работающими телекамерами обозвать «задницей» известного ведущего Дэвида Леттермана, идола интеллектуалов и студенческой молодежи.

Впрочем, правда все это или нет, соответствует ли истине или выдумано, не играет никакой роли. Волна слухов и кривотолков скрыла настоящую личность и появился миф: такой женщине, как Шер, не нужна биография, ей нужна легенда и она максимально использует сложившуюся ситуацию.

Совершенно не соответствуют правде сообщения, что во время пластической операции Шер удалили пару ребер, хотя масса репортеров обсасывали эту новость (она обратилась к врачам-косметологам, когда появилось твердое желание подправить грудь).

Далеки от истины слухи, будто в ночном Нью-Йорке актриса выискивает новых партнеров, хладнокровно выбирает в толпе молодых людей, а затем командует ими как лакеями: «Пусть вымоется и пойдет ко мне в спальню».

Однако эта болтовня была опровергнута Шер с такой неподдельной радостью, что у многих зародились естественные сомнения в искренности шоу- звезды.

Наконец-то я стала совершенно новой

Но вот наступает момент, когда остро встает вопрос о дальнейшем развитии сценического образа. Актриса в одиночестве выходит на сцену переполненного концертного зала и под бурные аплодисменты говорит:

«Меня зовут Шер. Мне 45 лет и уже полтора года у меня не было мужчины».

Конечно, все это очень напоминает перемывание костей и имеет мало общего с искусством. Однако, если признать, что дух современности должен раздвинуть границы современного искусства, Шер, в свете этой концепции, серьезная актриса. Она с вызовом и шумом ломает барьеры стыдливости.

Что же представляет собой искусство, которому она служит? У нее глухой и самоуверенный голос, хотя следует отметить, что голоса темнокожих исполнительниц (Дайаны Росс и Ареты Франклин, например) обладают гораздо более богатой гаммой.

Шер сыграла в двух неплохих и двух средненьких фильмах, но за исполнение роли в ленте «Околдованная луной» актриса удостоена престижной премии «Оскар».

Фильм подробно рассказал историю главной героини — привлекательной женщины, которая вынуждена была отказаться от собственной любви и которая заставила сопереживать миллионы и миллионы зрительниц, а Шер сделалась самой красивой леди Нью-Йорка.

Но ее красота была и остается искусственной, т.е. актриса не получила свою внешность в подарок от природы, она сделала себя сама, если можно так выразиться. Лицо Шер стало символом (и примером для таких исполнителей, как Майкл Джексон и Мадонна), является отражением души, зеркалом внутреннего мира певицы, экраном для демонстрации публике собственных снов.

Своими концертами в Париже она возбудила воображение молодежи, увидевшей в Шер воплощение чувственности. Цепи и полоски из черной кожи, прикрывающие ягодицы, колготки в сеточку, обнажающий, украшенный кружевами костюм в эдаком садомазохистском стиле, сапоги из черной кожи, татуировки на попке, лобке и левой лодыжке только подчеркнули превосходство тела актрисы.

Тела пятидесятилетней женщины, выкормленного естественными продуктами и выгодно отличающегося от витаминизированных тел двадцатилетних девушек. Тела, которое с помощью хирургов-косметологов восстанавливается с маниакальным упорством.

Этой проблемой Шер занялась уже в зрелом возрасте и никогда ничего не скрывала от средств массовой информации. Кульминацией усилий Шер стало заявление, которое она вложила в уста своей героини в фильме «Околдованная луной»: «Наконец-то я стала совершенно новой, включая пупок».

5 1 голос
Рейтинг статьи