Мои мелкие шалости

После окончания мед училища я и мой знакомый получили распределение в один не совсем приглядный район, где нас так же распределили по сёлам куда мы и отправились сразу после прибытия. Автобус ожидать было бесполезно, так как они там проезжали один раз в день и то если погода позволяла.

Семь км, подумал я не так и много, и подняв задницу и попрощавшись с товарищем, пошёл по накатанной дороге, которая как мне и сказали ведёт в этот хутор. Пройдя пару км, увидел вдалеке движущийся Уазик, которой подъехав ко мне развернулся и остановился. Водитель открыв дверь спросил, не я ли тот самый, за кем его послали.

Я пожал плечами сказал, что наверно это я и есть. Он меня подвёз к одной усадьбе с домиком внутри, Высадив меня дал ключ сказал, что это их медпункт и что там я буду жить. Завтра утром придёт Антоновна и всё покажет. Он уехал, а я пошёл в дом. Дом оказался большим, приёмная два кабинета, и с обратной стороны кухня, зал, и одна комната где было заметно что недавно навели порядок.

Бросив свою сумку с вещами на пол я не раздеваясь завалился на Кровать и не смотря, что ещё светло -уснул. Проснулся от стука в дверь. Стучала женщина лет так под шестьдесят, с красивым, приятным лицом с поседевшими частями волос. Она была небольшого роста и чуть превышала меру упитанности. Женщина поздоровавшись, сказала, что она Вера Антоновна и пришла что бы показать место работы и объяснить что как и что к чему.

После обхода этой всей территории она повела меня в их сельскую столовую. Показала где у них магазин, рядом с которым находился большой сарай с надписью КЛУБ. Показав его она сказала, что он не работает, так как население наше не того возраста чтобы туда ходить. Молодёжь уехала кто в город, кто в район, а те кто остался больше интересуется бутылкой чем культурой.

Пройдя по селу я понял, что если я чего то не придумаю это три года жизни пойдут коню под хвост . С горечью в душе я бродил следом за Антоновной. После обеда пошёл в медпункт где просидел в кабинете до вечера.

На второй день сидел с Антоновной слушая их местные байки и истории. Так прошла неделя, за ней вторая, посетителей практически не было — если в день больше чем два, то это уже был перебор. Так прошёл месяц за ним другой.

С мужем Антоновны Григорьевичем ходил на рыбалку, после которой пойманное она готовила и мы уничтожали под их местный самогон. А когда выпал первый снег Григорьевич пригласил меня на охоту, где мы истоптали ноги в поисках дичи, что я еле добрался до кровати.

К Зиме нам дали Уаз буханку, на которой я разъезжал по хутору и за пределы его от безделья знакомясь с местностью, но иногда приходилось ездить на вызовы ещё в более ужасные места, о которых я даже не задумывался, что там могут жить люди.

Зимой хутор впадал в полную спячку, за целый день блуждая по нему можно было не встретить никого, кроме иногда пробегающих собак и кошек. Никаких дорог, только узенькие тропы протоптанные от дома к дому магазину и нашему медпункту.

Новый год я встречал один сидя у телевизора с бутылкой самогона, но с очень хорошей закуской, нажарил себе шашлыков, запёк гуся. Антоновна перед ним, принесла холодец и свойской колбасы.

Встретив новый год я вышел во двор, кругом сплошная темень и тишина, только в домах виднелся свет в окнах. Наверно празднуют подумал я и вернулся в дом. Посидев у телика решил ложится спать, как вдруг услыхал стук в дверь. Отворив увидел Антоновну держащую в руках корзинку.

— С новым годом- сказала она и вошла в дом.

— А где же Григорьевич?

— Он в полной отключке, ещё до нового еле на ногах стоял.

— Вспомнила что ты тут один решила тебе одиночество развеять.

Поставив корзинку она сказала, что это тебе на потом, а сейчас давай за новый год.

Мы налили, потом ещё и меня словно переклинило. Я полез обнимать и целовать Антоновну.

— Господи, да ты что это?-сказала она смеясь.

— Ну и дела, село наше довело парня. Нет выбора бери то что есть? Неужели так уже прям не в мочь, что на меня полез?

— Причём тут это?-пробормотал я в ответ. Природа требует, и разве есть разница молодая или в возрасте. В народе говорят, что любви все возрасты покорны.

— Ладно любовь, Мне уже пора -сказала она и встав из за стола пошла к двери.

Я сделав обиженную морду сидел за столом уткнувшись в него. Она закрыла за собой дверь и пошла. Облом, подумал, я да и ещё такой какой то «стыдобный». В натуре какого хрена я полез, к ней, ну и дебил же я когда выпью.

Тут мои раздумья прервала открывшаяся дверь, в которую вошла Антоновна.

— Я понимаю тебя -сказала она, конечно я не какой то там первый сорт, но как говорится — Есть, что есть, выбор ограничен. Жалко мне тебя стало, тебе как бы разрядится, а с меня не убудет. Если по местному мне это уже давно не нужно, но если ты желаешь, я могу тебе в этом помочь.

— Конечно-же, мне не менее тебя не удобно, как никак разница у нас лет сорок.

Я не найдя нужных слов решил помолчать, чтобы не испортить своими речами то что надвигалось.

— В такой ситуации, я думаю — сказала она, что прилюдии ни к чему, тушим свет и…

После чего она скинула пальто сняла с себя кофту и подойдя к стене выключила свет. Он не сильно помог всё это спрятать во мраке. Так как на улице было светло от снега и луны в доме тоже было хорошо всё видно. Она прошла к кровати, где задрав своё платье принялась снимать с себя трусы, которые были размером до колен. Она их сняла и легла в постель.

— Ну, ты где — сказала она, — что-то там поправляя под собой. Мне это повторю, — не особо нужно, я это всё ради тебя.

Я подошёл к кровати и снял с себя штаны. Она повернула голову ко мне.

— Не готов как я вижу -сказала она, и протянув руку взяла мой член и стала его мять.

— Может это от выпитого

-. Может от выпитого, а может и он не очень хочет партнёршу. Не совсем я пара тебе .

— Это не так .

— Так тогда, что с ним такое? Хотя чувствую он зашевелился.

Член действительно стал вставать, что меня обрадовало. Она его гладила, дёргала, сжимала, а когда он стал торчать она убрала руку, и поджав ноги, раздвинула их. После чего чуть приподнявшись задрала платье под себя и до пояса сверху.

— Ну..?? -в пол голоса сказала она.

У меня появилось сильное волнение, дрожь в руках.

Я лёг на неё, ощутив тепло её тела. Приподнявшись я начал искать членом в ход. Один раз упёрся в часть лобка, так как ощутил волос головкой члена, затем во что то мягкое, после чего член чуть скользнул ниже и оказался в тёплом влажном пространстве. Вот тебе и «для тебя», «мне не нужно уже давно», — подумал я ощутив её сильные выделение внутри.

Влагалище было для её возраста достаточно плотным, Член у меня не настолько толстый чтобы так плотно в ней ходить. После нескольких движений я почувствовал, как она стала напрягать живот он становился твёрдым, затем опять мягким расползаясь по сторонам.

Чувствовал как в этот момент, когда она напрягала живот — влагалище сжимала член, и отпускало его, после расслабления. Через время она застонала, сделав несколько глубоких вдохов, затем задержав дыхание сделал громкий выдох, с таким же громким стоном, сжавшись как пружина.

Тело её всё задрожало в таком напряжённом состоянии, затем расслабилось и стало мягким как и было до этого. Я продолжал ещё некоторое время. Сдерживая эмоции, я вошёл в неё и остановившись стал кончать сливая в неё.

— Ну вот и славненько -прошептала она погладив меня по спине. Подержи там, полежи на мне ещё.

И обняв прижала к себе. Так я лежал пока член не упал.

Встав мы включили свет, выпили ещё, и она ушла. Вот так началась наша история которая длилась все три года моей работы в этом селе.

Ни муж ни кто другой даже не мог подумать, что между нами могли быть подобные отношения. Муж её, как она говорила не трахал её лет 15. Вот мы и навёрстывали упущенное, а мне просто некуда больше там было сливать, разряжая свои потребности.

0 0 vote
Article Rating