Махмуд и Лейла

Махмуд родился в маленьком горном ауле, и уже в младенчестве его постигло ужасное несчастье. Когда он был по обычаю предков обрезан, местный мулла занес какую-то инфекцию, и в результате Махмуду пришлось ампутировать большую часть его мужского достоинства.

К нему стали относиться как к ущербному, он сделался позором своего рода, и, достигнув совершеннолетия, решился покинуть родной Бекташ.

Махмуд отправился в большой город и оформился разнорабочим в местный зоопарк. Он начал пить, все чаще и чаще являясь на службу под хмельком. И вот однажды утром Махмуду приснился чудесный сон о том, как прекрасная юная девушка нежно обнимает его, целует и говорит ему ласковые слова, страстно дыша в самое ухо и осторожно перебирая своими тоненькими пальчиками его волосы.

Махмуд долго не хотел просыпаться и возвращаться в жестокое настоящее. Когда же он все-таки открыл глаза, не в силах поверить в свое счастье — сон был таким ярким! — то к своему ужасу обнаружил себя в объятиях огромной черной гориллы по кличке Лейла, в клетке которой бедняга задремал.

Лейла продолжала ласкать его и издавать нежные утробные звуки. Он в ответ обнял огромную обезьяну … а затем, сам не зная, как это с ним могло произойти, попытался овладеть ею, и, о чудо, Лейла не возражала! Даже ничтожные размеры того, что делало Махмуда мужчиной, ее ничуть не смущали. Махмуд стал наведываться к Лейле после закрытия зоопарка. Они быстро нашли общий язык и искренне полюбили друг друга.

Но однажды сторож-студент застал Махмуда и Лейлу, когда те предавались восторгам любви, и донес директору зоопарка. Махмуда выгнали с работы. Лейла сначала впала в бешенство, а затем — в депрессию, отказываясь от еды и воды.

Никто не мог вернуть ей радость жизни, даже несколько запоздало доставленный из лесов Зимбабве самец Джеки, которого Лейла жестоко избила. Лейла умирала от разбитого сердца. Но потерять такой ценный и редкий экземпляр, гордость зоопарка, было нельзя, и директор был вынужден лично отправиться к Махмуду.

Когда Юрий Михайлович вошел в его убогое жилище, то застал Махмуда, грустно сидящего перед пустой водочной бутылкой с остановившимся взглядом, в котором застыла глубокая тоска. Терпеливо дождавшись, пока он слегка протрезвеет, Юрий Михалыч, смущаясь и краснея как мальчик, изложил ему свою просьбу.

В маленьких черных глазах Махмуда, глубоко посаженных под низкими надбровными дугами, вспыхнул слабый огонек надежды. «Слюшай, как она, да?» — тихо спросил он.

«Плохо, — печально развел руками Шестаков. — Я тебя прошу, возвращайся. Похоже, другого способа спасти ее у нас нет».

Наутро Махмуд был доставлен на прежнее место службы на новенькой директорской машине.

«Лейла-джан, — позвал он, судорожно схватившись за прутья клетки. — Что с тобой?» Горилла открыла глаза и поднялась во весь рост, вытянув трубочкой губы.

«Это чудо, — изрек потрясенный директор. — Ничего не понимаю!» Да, он был далек от столь возвышенных чувств, которые владели возлюбленными!..

Махмуд остался работать в зоопарке, и больше никто не смел мешать его счастью. Единственным, что его теперь печалило, было то, что Лейла-джан никогда не сможет подарить ему сыновей- джигитов и красавиц дочерей, но с тех пор как он случайно услышал о последних достижениях генетики, у него и Лейлы появилась надежда…

5 1 голос
Рейтинг статьи