Люда

Во время обеда я всегда захожу в одно и то же кафе. Поэтому знаю всех посетителей, а также обслуживающий персонал этого заведения. Здесь, в основном, обедают работники ближайших фирм. Отличная кухня и вежливое обслуживание притягивают посетителей.

За эти несколько лет я настолько привык к одиночеству, что не обращал внимания на женщин. Но появилась Людмила. Она несколько дней подряд обедала в этом кафе, но я все никак не решался подсесть к ней за столик. Один раз, потом еще и еще…

Я назвал ее девушкой, но это не совсем точно — ей было уже тридцать три, когда я с ней познакомился. Она была привлекательна, хотя совсем в ином роде, нежели моя бывшая жена. И она всегда обедала в одиночестве.

Так вот, в один прекрасный день я сжал кулаки, глубоко вздохнул и… попросил позволения подсесть к ней.

Поначалу она была довольно замкнута, но я не оставлял попыток разговорить ее. Нет, я не тормошил ее чересчур настойчиво — ясно было, что она одинока так же, как и я, что она как бы скрылась в свою раковину, как устрица, и извлечь ее оттуда было нелегким делом.

Но когда мы обедали вместе в третий раз, она постепенно стала рассказывать о себе. Сказала, что разведена и что замужество было недолгим и несчастливым.

Сказала, что работает в танцевальной студии, у нее есть друзья, но это в основном девушки, и что всеми силами избегает серьезных отношений с мужчинами…

Раззнакомившись, я пригласил ее отужинать со мной в ресторане, и Люда приняла мое приглашение. Хотя мы были достаточно зрелого возраста, наши отношения не стали развиваться бурно.

Мы оба были пугаными воронами, боящимися куста… Разговоры с Людой открывали для меня ее глубокую и нежную душу. Мы становились все ближе и ближе друг для друга, и я начал обращать внимание не только на приятного и умного собеседника, но и заметил в ней чуткую и страстную натуру женщины.

Следующая наша встреча произошла у меня дома. Мы сидели, слушая музыку и потягивая вино. Я наклонился и поцеловал ее. Долгое время мы целовались и ласкали друг друга.

Потом я расстегнул ее платье и помог снять. Я был возбужден, но очень нервничал.

На ней был лифчик, чашечки которого по форме напоминали цветы. У нее были очень большие груди — я до сир пор помню, какие крупные у нее были соски и как они просвечивались сквозь белую ткань. Люда была одета в колготки, но трусиков не носила, и хорошо видны были волосы на лобке.

Она целовала меня и расстегнула мою рубашку. Потом провела ладонью по моей обнаженной груди.

Я расстегнул лифчик, а ее груди буквально вывалились наружу — это наиболее подходящее слово, настолько они были полные и тяжелые…

Я целовал и поглаживал соски, а затем начал стягивать с нее колготки. Она встала, чтобы облегчить мне эту задачу. Спустил колготки до самых щиколоток. Люда стояла передо мной совершенно нагая.

Помню, как я стиснул ее груди и прижался лицом к животу, ощущая легкий запах духов и нежность кожи.

Она поставила одну ногу на кушетку, раздвинув бедра, и я пальцами приоткрыл губы ее влагалища. Внутри оно было темнокрасным и очень влажным — она уже возбудилась.

Я лизнул клитор и ввел язык во влагалище. Это было сладко и горячо, и я был так возбужден, ведь столько времени у меня не было женщин…

Я целовал и ласкал ее языком — и мое лицо стало совсем мокрым… Она сама приоткрыла губы влагалища и нежно прижала клитор к моему рту, делая при этом тазом круговые движения, задыхаясь, хватая ртом воздух и вскрикивая.

Наконец, я стал всерьез ласкать ее клитор, и ей пришлось лечь на кушетку — стоять она просто больше не могла. Я был взволнован до глубины души и откровенно счастлив от сознания того, что так ее возбудил.

Я разделся и ввел свой член в разгоряченное лоно Людмилы. Оргазм у нее наступил не скоро и был очень сдержанный, но она была удовлетворена, а для меня только это и имело значение тогда.

Овладев ею, я старался быть предельно внимательным, не забывая целовать ее и ласкать грудь, при этом постепенно ускоряя ритм движений члена, и вот уже мы двигались быстро-быстро, и она изо всех сил прижала меня к себе и закричала.

Уже потом я отчетливо осознал, что это был лучший сексуальный опыт в моей жизни. Я сам себе задаю вопрос — почему? А потому лишь, что я не думал о себе.

Я вообще не думал о себе — я думал только о ней. Я употребил всю мою энергию и внимание, чтобы ей было хорошо, и совершенно забыл о себе самом.

С. Г.

0 0 голос
Рейтинг статьи