Кстати, о…

На этот раз кроме меня, Лелика и Гриши за нашим столом поместился Гарри Маркович.

А тут появилась Рита.

Пиво пьете? Вот, блин, мужчины! Хоть бы кто поухаживал за одинокой женщиной!.. Лелик, как по-немецки заказать минералки?..

— Да скажи просто «Минерал… ну… аш два о».

Рита подошла к стойке и повторила. — Вас? Вас? — растерянно спросила девочка и окликнула партнершу. Обе расхохотались. Потом еле выдавили:

— Варум тва о?

Рита, красная от бешенства, повернулась к Лелику.

— В чем дело?

— Ничего особенного, Риточка. Просто, по-немецки «арш» — задница. Тебя неправильно поняли…

— Мерзавец…

Лелик заказал минералку, девочка принесла Рите бокал. Она с отвращением сделала глоток, отодвинула стакан и заговорила:

— Ну и зараза ты, Лелик! Да все вы, мужики… Столько вокруг одиноких женщин, а вы штаны просиживаете. Нет, чтобы… А-а- а! С вами разговаривать — только зря время тратить. Ночью лежишь одна — одинешенька, согреть некому! А эти проклятые кобели только знают, что пить пиво. Если бы я была мужчиной, перетрахала бы столько баб! А вы… Гриша! Плохо тебе было, да? Слинял, падла…

Рита поднялась.

— Пока, самцы в отставке! Смотрите, старательно высиживайте яйца…

Мы зачарованно глядели ей вслед.

— М-да-а… — протянул Гарри Маркович. — Бомба, а не женщина! Но, по-моему, у нее в голове одно…

— Во баба! — восхищенно воскликнул Гриша. — Если бы ты, Лелик…

— Уже было, — задумчиво протянул Лелик. — Я был у нее в гостях как то… Ну, и постарался, чтобы у нее то, что в голове, было на языке… Что до бомбы, то ее задница — настоящая бомба.

Это я о ней говорил, что понравилась одна женщина. Особенно одна черта… Та, что разделяет ягодицы… Кстати, об этом объекте…

На заре туманной юности я влюбился. Ухаживал, распинался, изгалялся, как мог. Но даже пальцем боялся прикоснуться.

Однажды я оказался с любимой наедине. Скрипнул зубами и набросился голодным зверем. К моему великому удивлению, она не пыталась вырваться, а просто, отвечая на горячие поцелуи и попытки задрать юбку, спокойно сказала: «Ты меня хочешь?.. Дурашка! Сказал бы раньше…»

Я отпрянул, а она спокойно разделась, плюхнулась на тахту и жестом пригласила меня занять место… на себе. За считанные секунды я оголился и рухнул рядом.

Она в мгновение ока перевернулась на животик, стала на четвереньки. От волнения я тыкался слепым котенком.

«Дурашка», — проворковала она и, взяв меня за дятла, вставила себе в попку. Раздумывать было нечего. Я, потеряв голову, чуть не потерял головку. Свалившись на бок после финиша, еще не отдышавшись, услышал нежный шепот: «Я — девочка! Только мужу все остальное позволю…»

Пришлось смириться. Я ни о чем не задумывался. Люблю, и все! Каких способов, казалось, мы не испробовали… Куда там «Кама Сутре»! Но только в попку!

Так прошло месяца три. Я, не говоря ей ни слова, лихорадочно подыскивал квартиру, нашел работу по совместительству. Готовился по всем правилам сделать предложение. И удобный случай нам представился.

Мы гостили на даче у приятеля. Каждый вечер — ужин с выпивкой, танцы до упаду. И, конечно… Под утро я ее, подвыпившую, вел к постели, как невесту. С букетом цветов, с «Шампанским»..

«Давай, я лягу на живот. На твой… Спиной. А ты мне засадишь…» Ласкаясь, как безумные, мы разделись, улеглись. Я ждал момента, чтобы произнести слова предложения…

Но меня опередила возлюбленная. Ласково притянув мое ухо к своим губам, она прошептала: «Руками за грудки меня… Я с Саадом, соучеником, так делаю всегда… Высший класс!»

Если честно, то желание я выполнил, хоть очумел от горя и разочарования. А утром отвез домой и больше не показывался. Что ни говори, а дорога, устланная благими намерениями, всегда ведет в… зад…

А.Сандомирский

5 1 голос
Рейтинг статьи