Колхоз — дело добровольное

Лето — время, предрасполагающее к злоупотреблению пивом и сексом. Еще оно располагает к принятию солнечных, воздушных и водных ванн, но умные люди делают это в перерывах между указанными злоупотреблениями. У самых умных, впрочем, для ванн и прочих глупостей времени не остается совсем…

Лично мне очень нравится злоупотреблять. Июнь этого лета я решил полностью посвятить именно этому. Понятно, в одиночку злоупотреблять неинтересно, к тому же тогда это будет сильно попахивать всякими нехорошими отклонениями. Особенно в том, что касается секса.

В общем, мы с подружкой Светой решили поехать на базу отдыха «Десна». Поскольку коттеджи рассчитаны на две пары или двух отдельно взятых онанистов, то нам ничего не оставалось, как взять с собой светину подружку и ее хахаля. Тем более, что водку приятнее пить с каким ни есть мужиком, нежели со Светкой, даже если она и носит лифчик третьего размера.

В общем, с нами поехали Наташа и ее бойфренд Саша. Не знаю, может быть, они друг друга нашли по созвучию имен, но уж никак не по темпераменту. Если Наташа — бойкая толстушка, болтливая и по-детски озорная, то Саша — самый что ни на есть законченный флегматик.

Зато он сразу очень практично подошел к организации нашего отдыха. Ковыряя пальцем в пуговице моей рубашки, он очень серьезно мне сказал:

— Прежде всего надо решить с выпивкой: от голода на базах отдыха не умирают, а вот водки может не хватить. Не знаю, как ты, — я пью много. Работа такая…

— Я тоже! — поспешил заверить я.

— Отлично. Тогда рассчитываем так: отдыхать две недели, по литре водяры в день на двоих… Итого — ящик водки. Плюс девчонкам ящик вина какого-нибудь не особо ужасного, да еще надо бутылок пять шампанского — за приезд, за отъезд, за пятисотлетие русской балалайки… Вот, в принципе, и все — пиво и джин-тоник на утро я не считаю, это на месте.

Мне весьма импонировала такая система расчетов. Единственное, о чем я переживал — что с Сашиными аппетитами на спиртное буду выглядеть несколько инфантильно — бутылку водки я сам, допустим, и выдую, но сексом тогда смогу заниматься разве что теоретически.

В общем, мы поехали. Домик (извините, коттедж) нам достался на окраине базы, возле речки. Две комнаты, кухня, веранда. Красота. Мы, едва обустроившись, поскакали на пляж. Не понимаю этих девок: вместо того, чтобы чем-нибудь полезным заняться в постели, или на крайний случай в каких-нибудь кустах, они тащатся жариться на солнце, потеть, получать различные солнечные и тепловые удары и вообще испытывать всяческий дискомфорт. Нет, я не против загара, но вы же знаете, какая сейчас радиация — к чему портить здоровье?

Светка, Саша и Наташа улеглись жариться на солнце в самом дальнем и укромном уголке пляжа, а я поскорее полез в еще довольно-таки холодную воду — сбивать эрекцию. Чтобы до вечера, когда стемнеет, значит, дотянуть.

Однако, несмотря на то, что я уже всю Десну вдоль и поперек, чуть ли не до самого Киева исплавал, а нужного результата так и не добился. Через два часа, осознав тщетность своих усилий, вылез из воды — и по-моему, очень вовремя, а то рыбы уже стали меня за своего принимать.

Лег я рядом со Светой, и стал к ней понемногу приармяниваться. В руки газетку взял — типа я здесь ни при чем. Лежу, читаю. Кстати, только в газету взглянул — реклама какого-то йохимбе, и аршинными буквами: «Чудесное средство для увеличения потенции!»

Ну не козлы? Это ж издевательство какое-то. Тут только и думаешь, как бы ее понизить, а они… В общем, я понял, что Светка с этого пляжа нетраханная не уйдет. В душе за нее порадовался, конечно. Приятно, когда ближнему хорошо.

Минут через десять Светка повелась. Нет, она не стала, как дура, стонать и ручками раздвигать половые губки — на пляже это выглядело бы несколько неуместно и даже, пожалуй, некультурно.

Света так и лежала в солнцезащитных очках, на спине, только согнула ножки в коленках. Я лег перпендикулярно к ней и подвел свои ноги под ее. Повернулся на бок к ней — мой член расположился напротив ее влагалища, только их долгожданному контакту мешали мои плавки и светкин купальник.

Светка не поднимая головы, небрежно набросила на себя полотенце, закрыв все это дело от нескромных посторонних взглядов. Оставалась ерунда. Я осторожно под полотенцем вытащил из плавок моего более чем готового бойца и отодвинул полоску купальника, закрывающую Светкину «кошечку». Светка слегка прогнулась, и я почувствовал, что попал.

Войдя полностью я, предвкушая удовольствие, остановился. Светка по-прежнему лежала лицом к солнцу и ни малейшим движением или вздохом не давала понять, что ее трахают. Сильная женщина.

Мы делали это медленно и печально, как в день национального траура. Впрочем, жара и не предрасполагала к особой резвости. Я уже начал кончать, когда почувствовал, как Светка нащупала мою руку и сильно сжала ее. Я понял, что она тоже достигла наслаждения. Она наконец сняла очки. На лице у нее сияла улыбка…

Саша с Наташей упорно делали вид, что ничего не случилось.

Вечером девчонки приготовили ужин, а Саня поставил на стол бутылку вина для женщин и две бутылки водки — надо полагать, для нас. Я уже было попрощался с ночными развлечениями, но к концу первой бутылки бойфренд Александре о чем-то крепко задумался. А еще через три стопаря он просто глубоко и как-то отчаянно вздохнул и уронил голову на стол.

— Понимаете, день выдался напряженный, а тут еще жара. Вот человек и устал, — объяснял я девчонкам, когда мы тащили храпевшего Сашу к кровати.

Ночь была спасена, а с нею и крайнее светкино расположение ко мне.

Утром хмурый Саня потащил меня на пиво, и день снова прошел бестолково: катание на лодках, купание, загорание. А вечером все повторилось. Наш бойфренд вновь наглюкался и заснул за столом. Мы со Светкой перешли к практической отработке тайских позиций.

Четыре дня прошли по отработанной схеме. Ночью, скрипя не без помощи Светки кроватью, я с тоской слушал сашкин пьяный храп в соседней комнате и искренне жалел Наташку. Каково ей слушать наши стоны? Она, конечно, не Памела Андерсон, но девушка хорошая и явно достойна хотя бы одной хорошей палки в сутки.

Вечером следующего дня Саня упился быстрее обычного. Мы отработанным движением транспортировали его к койке, и продолжили культурную программу втроем. Вдоволь нашутились, насмеялись, напошлились и пошли спать. То есть мы со Свёткой — заниматься сексом, а Наташа — слушать храп своего бойфренда.

Света как раз делала мне минет, когда в дверь раздался тихий стук. Света неохотно оторвалась от своего весьма увлекательного занятия, забыв укрыть меня одеялом. Вошла Наташа.

— Дайте зажигалку, люди, — она увидела меня в свете ночника во всей первозданной красе, и глаза ее заблестели.

—        Вам помощь не нужна? — спросила она якобы игривым дрожащим голосом. Я думал, у нее потекут слюнки, и с мольбой посмотрел на Свету.

— Присоединяйся! — весело пригласила она.

Наташа в мгновение сорвала с себя ночную сорочку, под которой ничего не было, и запрыгнула на кровать.

Света продолжала ласки моего члена язычком и губами, а Наташа легла сбоку и стала целовать меня в губы. Я одной рукой по очереди сжимал светкину грудь, сначала одну, потом другую — а другой пробрался между ножек Наташи и запустил пальцы в ее влажную «девочку». Наташа от возбуждения принялась насаживаться на мои пальцы, заставляя их проникнуть глубже в нее. Меня это очень возбудило.

Я оторвался от ее губ и попросил лечь на меня так, чтобы ее ножки охватывали мою голову. Наташа немедленно так и сделала. Я ощутил немного терпкий привкус ее «кошечки», скользя язычком вдоль губок и раздвигая их.

Света забеспокоилась — судя по всему, ей наедине с моим членом стало одиноко. Я выбрался из-под Наташи, а Света моментально опрокинула ее на спину и склонилась меж ее ног.

Я был озадачен — никогда не замечал за Светкой лесбийских наклонностей. И в то же время картина была более чем возбуждающая: такие приколы я видел только в порнофильмах. В натуре это все выглядело куда забойнее. Я нежно, за бедра, приподнял попочку Светы повыше, и мой член скользнул меж ее белых аппетитных холмиков, с первого раза полностью войдя в нее.

За ночь я познал вкус губ Наташи и Светы и сверху, и снизу. Член мой — тоже. Девчонки были как в ударе — не сговариваясь, словно по наитию, принимая новые позы, да так, что никто из троих не оставался с одной стороны — обделенным ласками, с другой — без работы…

А за стеной раздавался молодецкий храп бойфренда Сани…

Утром Светка была мрачная, как сто китайцев.

— Тебе не понравилось, как было этой ночью? — спросил я.

— Не в том дело. Я, наверное, все-таки собственница. Не хочу, чтобы ты принадлежал еще кому-то.

— Подожди, тебя же никто не заставлял. — Я, кажется, чего-то недопонял. — Ты, если мне не изменяет память, сама предложила.

— Ну, мне жалко стало Наташу, она ведь тоже хочет… А теперь жалко себя.

Больше у нас, к сожалению, групповых опытов не было. Пока. Я попытался поставить себя на место Светы и, кажется, понял ее.

Я, признаться, тоже не хотел бы разделять в постели свою девчонку с еще каким-нибудь мужчиной, пусть и другом. Но вот когда ты один, а девок две — это совсем другое дело. По тяге.

Дмитрий ВОЛКОЛАК

0 0 vote
Article Rating