Когда исчезнет рассвет

Рассвет всегда пробуждал в людях нечто особенное, чуждое Закату. Он умело играл их слабостями и жаждой, похотью и разумом. Он знал, как к кому подступиться, как столкнуть человека с края пропасти и как его возвысить.

Он заставлял поверить в свои силы и разочароваться в них… Он значил слишком много для жителей Земли. В этом была их слабость, которой сумели воспользоваться мы, пришельцы со звезд.

Мы уничтожили Солнце, лишили человечество Рассветов. Именно его исчезновение уничтожит homosapiens’ов. Не тепло и не Закаты. Сейчас мы убедимся в этом, понаблюдав за тем, что будет твориться на планете…

Хорошо хоть Солнце еще не потухло, — пробормотал Иосиф Дубинский, физик, гуляя по городу. Он вычислил, что светилу находиться на небосклоне еще несколько столетий, и посему, испугавшись и обрадовавшись одновременно, приобрел привычку постоянно упоминать об этом.

Увы, его выводы в ближайшие тридцать секунд должны были рассыпаться в прах вместе с мечтой о карьере выдающегося ученого. Солнце взорвалось, разбрызгав по сторонам снопы ярких искр.

— Не может быть, —  прошептал Иосиф, не веря своим глазам.

— Не может быть! — вторил ему вопль людей.

— Возможно, это просто затмение, — неуверенно предположил один из них.

— Дурак! Не видишь, Конец Света! Заратустра не ошибся!

— Да-да, в Авесте же сказано, что все помрем в 2000 году, плюс-минус несколько десятилетий. А нынче же…

— Хорошо хоть все вместе, так веселее, — вздохнул кто-то.

— Цыц! Не паниковать, я во всем разберусь! — вдруг заявил один из прохожих.

— А ты кто? — поинтересовался Иосиф Дубинский.

— Генерал! — гордо отозвался тот.

— Ой! Ой! Что же теперь делать-то?! — завопила молодая полуголая девица, бешено вращая глазами.

— А ничего!

— Э, нет! — воскликнула она. — Если дни наши сочтены, то надо провести их в наслаждении…

— Правильно девка говорит, хоть и дура, по лицу видно! — заявил генерал.

Что было дальше по всей планете, описать несложно. Все народы вдруг осознали, что умирать надо с удовольствием. И занялись поэтому услаждением плоти.

И только тут каждый понял, насколько одинаково они все, в сущности, мыслят. Ведь все пришли к одному и тому же выводу, что, впрочем, и не особенно удивительно.

По всей Земле поднялся стон удовлетворения. Оргазмы отдельных личностей переплетались в тугой комок, превращаясь в нечто совершенно неожиданное и во всей этой какофонии звуков выделялись приглушенные вскрики той самой девки, которую генерал назвал дурой, а охаживал ее, между прочим, Иосиф Дубинский, физик.

Иосиф целовал груди девушки, ласкал ее ягодицы, проводил своим возбужденным фаллосом по ее губам… Партнерша отвечала ему тем же. Не чураясь, она взяла в рот его восставший разгоряченный член и принялась посасывать. Медленно, неторопливо, стараясь растянуть удовольствие как можно дольше.

Ее язычок весело бегал от кончика пениса к его корню. Туда и обратно. Не останавливаясь… Глаза девушка закрыла и будто бы даже вошла в транс, но мы это, конечно же, не проверяли, так что ничего утверждать наверняка не можем.

Иосиф же, физик, спустя десять минут предложил поменять позу. Дескать, поднадоела уже… Ну девка-то не сопротивлялась. Хочется мужику, так ей грех выпендриваться. И вот они уже занимаются любовью естественно, как привыкли животные, подтверждая тем выводы Дарвина о происхождении человека.

Низменные инстинкты проснулись в обоих перед угрозой неминуемой гибели, как же они без солнца, с исчезновением которого пропали и Рассветы, ведь сдохнут, как пить дать, не приученные жить в вечной мгле.

Оргии и оргазмы заполняли Землю, а человечество спокойно, без нервных напряжений, плодилось и размножалось, наплевав на расчеты пришельцев со звезд…

Сергей Неграш

5 1 голос
Рейтинг статьи