Кое-кто и кое-где у нас порой…

Лейтенант Николай Базин был срочно вызван к начальнику, когда он просматривал очередное заявление, в котором почему-то часто фигурировало слово «самосуд».

— Самосуд — это отвратительно! — вслух проговорил Базин и отправился к начальству.

— Вот что, — начал майор Тюрин, подняв глаза на вошедшего. — Тут к нам поступила подслушивающая аппаратура (майор махнул рукой на свой стол) и вот, падла, не работает. Ты у нас по радиоэлектронике… Забирай-ка ее домой. Сегодня пятница, а в понедельник она понадобится. Сделаешь? А я тебе отгул в конце квартала. — Майор улыбнулся. — А если мало — ведро конфискованной у спекулянтов картошки добавлю…

Базин взял аппаратуру, козырнул и вышел. Его щеки весь вечер горели огнем патриотизма, пока он починял сложный механизм со специальным «ухом». И вот поздним вечером свершилось: прибор был собран и готов к испытаниям.

Базин крикнул жену для участия в эксперименте, но жена сказала, что уходит к подруге Люсе смотреть новый звездный гороскоп. Лейтенант, признаться, не слишком одобрял тягу супруги к астрологии, но возражать не стал. Уже на выходе жена заметила:

— В твоем гороскопе стоит странная фраза — «имеющий уши да услышит»!

— Ничего странного, — крикнул Базин уходящей жене, — значит, будет мне отгул…

Он пошел на кухню, выпил компоту, который заботливо сварила ему добрая жена, выкурил сигаретку и взялся за эксперимент.

Выбор пал на квартиру справа. Там жила супружеская пара пенсионного возраста. Николай приладил «ухо» к стенке, щелкнул тумблером и начал вращать рукоятку настройки.

— …Пердун! Старый ты пердун… обосрыш, — послышалось после нескольких минут шипения и треска. Он узнал пенсионерку Клаву.

Лейтенант заулыбался и приник ухом к«уху».

— Никогда ты не мог меня по-нормальному выебать, — гундел старушечий голос, — все тискал, мял да в рот свою образину засовывал, тьфу на нее… и на тебя тоже, пидарас ты потный!

Бабушка была явно не в себе, но Базин продолжал испытания. Мечты о карьере подпольного агента с высокой зарплатой замаячили в его голове и привели к сбою в системе. Пришлось снова крутить ручку. Когда звук восстановился, семейная драма пенсионеров подходила к концу.

— Ну, чего вылупился, леший, — примирительно сказала старушка, — иди уж, давай… отсосу у тебя по старой дружбе, скидовай штаны, бестолочь ты сраная… но посуду сегодня сам мыть будешь… и за молоком с утра тоже бежишь… потому что не зря говорят: за все платить надо…

Услышав мощные посасывания и слабые попискивания, лейтенант оценил тонкое чутье подслушивающего устройства. Оторвав электронное «ухо» от правой стены, он потащил его в противоположную сторону.

В квартире слева никого не оказалось, и Николай приладил прибор к паркету.

Внизу страдал одинокий онанист среднего возраста. Он выкрикивал имена каких- то женщин, обещая всем им больших пиздюлей и хуй на рыло, если они не будут лизать ему задницу. Кончил онанист настолько бурно и громко, что ухо лейтенанта отдернулось от аппаратуры.

…Пришла пора устремиться ввысь. Базин поставил стул на письменный стол и влез на конструкцию. Приладив прибор к потолку, он глотнул побелки и начал слушать.

Вверху жил свободный художник: мудак и пьяница. В данный момент художник кого- то активно драл, что Базина не удивило. «Ебаная богема», — проскрипел он зубами и стал прислушиваться к толчкам пениса и крикам жертвы. Возня продолжалась минут десять. Затем басок художника потребовал:

— Ну-ка, маруха — жопой вверх!

«Маруха», судя по всему, с большим удовольствием перевернулась. Возня продолжилась.

— Раздвинь ягодицы,- вновь забасил живописец, — будем тебя пидарасить, ха-ха.

— Ой, может быть, сегодня не надо, — слабо простонал уткнувшийся в подушку женский рот.

— Чего не надо! — возмутился творец и крикнул, обращаясь к кому-то в соседней комнате: — Эй, скульптор, беги сюда, нам твой хуй нужен… Вернее, не нам, а ей. Она в рот хочет. Ввали ей, пожалуйста, пока у нее жопа занята, потом махнемся. Серега, слышишь меня? Да где ты там?

— Не-е-ет! В рот не хочу, в рот не надо, только в жопу! — заголосила жертва.

Николай Базин с размаху ебнулся на пол. Дорогой аппарат упал ему на голову и раскололся на две части. Но Базину была по хую казенная аппаратура, потому что женщина, которая не хотела в рот, но желала в жопу, была его супруга, только что ушедшая к подруге Люсе узнать, что вещают звезды на предстоящий месяц. Странная фраза в его гороскопе — «имеющий уши да услышит» — стала понятной до последней закорючки.

И тогда лейтенант милиции Базин схватил свое табельное оружие и побежал — вопреки утренним размышлениям — творить самосуд.

Игорь Лапиков

5 1 голос
Рейтинг статьи