Фиолетовое чудо

— Эй, широкозадую с фиолетовыми волосами с переднего плана уберите немедленно.

Вон ее! — услышала вдруг Вика сердитый голос. Вика закончила актерские курсы, кой-где подрабатывала, больше в массовках. Но такой позор с ней случился впервые. Ясно, режиссер не в духе, и все же обидно.

Репс действительно сегодня был не в духе. Потому что, проходя мимо, Вика случайно услышала слова, которые расстроили ее окончательно:

— У главного героя драма, Верстаков должен сделать наконец задумчивое лицо. А тут эта идет и задом туда-сюда, сюда-туда! И патлы фиолет… Она же на себя внимание перетягивает. Вы что, нормальную толпу собрать не можете?

Сдерживая рыдания, Вика брела вдоль Невы к метро. Пропали деньги за съемочный день, а главное, вообще карьера! Она шла, глотая слезы, но все же заметила парнишку с великолепной фигурой, который отделился от толпы зевак, наблюдающих издалека за съемками, и поплелся за ней. Вика остановилась на мосту, и он остановился рядом и неожиданно сказал:

— У вас очень красивые волосы. Этот нежный цвет похож на цветы багульника. Знаете, когда цветут сопки…

— Я никогда не видела багульник, — призналась Вика.

— А это очень красиво.

И он стал рассказывать о тайге, следах тигра, долгих маршрутах и смешных бурундучках, лазающих по кедрам…

Оказалось, Артем геолог и каждое лето едет в экспедицию, и вот сейчас уже через два дня уезжает.

— Давай отметим мой отъезд в каком-нибудь кафе! — попросил он. — А то я ведь не скоро попаду в цивильные места.

— А тебя всегда так вот тянуло из города? — спросила Вика, послушно сойдя с моста.

— Нет, когда-то я был заворожен этой круговертью. А студентом был страшным картежником. Но раз играл я с крутым парнем, с бывшим уголовником. И выиграл большую сумму. Ну, думаю, не отдаст, даже спрашивать не буду. И вдруг через пару дней того парня кто-то чуть не грохнул! Все подумали на меня. Пока он без сознания в больнице валялся, я каждый день ждал, что меня либо менты посадят, либо дружки того парня прикончат. На мое счастье, он очнулся и рассказал, как было. Но то чувство приговоренного к смерти меня сильно изменило. Играть я зарекся, а вскоре в первую экспедицию отправился. А вот и кафе «Тиранозавр». Зайдем?.. — Нам все по высшему разряду, — глянув в меню, сказал Артем, — ведь со мной самая удивительная девушка на свете! Ну, давайте мидии какие-нибудь, блины с икрой…

Он стал перечислять названия. Вика прервала его:

— Хватит, побереги деньги. А мне фигуру бы поберечь, а то режиссер рычит, что у меня попа толстая…

— Что б он понимал! У тебя великолепная попка! — искренне сказал Артем и покраснел. — Извини! Ляпнул то, что думаю, может, грубовато получилось.

— Нормально! — Вика вдруг почувствовала толчок в груди…

Кровь ее взбунтовалась. Ей стало душно и горячо, будто на пляже. Вика положила ногу на ногу, пытаясь стиснуть то, что сладко ныло внутри, и отвела взгляд от пальцев Артема, сжимающих меню… потому- что невольно представила вдруг, что его рука ласкает ее между ног.

Вскоре официант принес коньяк «Дон Хосе». Вика осушила бокал, голова ее закружилась. Уже не отрываясь, смотрела она на своего спутника, любуясь его мужественными чертами. Она не замечала, как гладила его руку и как пальцы ее шли все выше и выше.

Артем позвал танцевать. Вика прижалась к нему, и они принялись целоваться. Но полному блаженству мешало воспоминание о неудачных съемках.

Вика выпила еще и еще… Дальнейшее плыло в тумане. Вика потащила нового друга на Ленфильм, где, как оказалось, Репс и Компани уже собрались в буфете после трудового дня. Она помнила, как посылала Репсу воздушный поцелуй с громким смехом, как возбужденно говорила и даже раз затянула какую-то песню. Помнила, как подруга Нина уговаривала ее успокоиться, вести себя потише и сказала, что деньги ей за съемочный день все же выплатят.

— Да не нужны мне ваши деньги, я в тайгу уеду. Смотри, какой у меня друг! — хвасталась Вика. — Дитя гор! Медальный профиль. Все здешние ленфильмовские потаскушки от зависти вянут, когда на нас смотрят!

— Он у тебя хорошенький мальчик. Но ты потише! — оглядываясь, шептала Нина. — Ну ты, Вик, и дерябнула сегодня! Едьте вы домой скорее, да ну вас…

— Поехали, правда, ко мне, — предложил Вике Артем. — В квартирке еще мама прописана, но она у сестры живет.

По дороге Артем спросил:

— Вик, а ты правду, насчет тайги говорила? У нас есть место поварихи. Я тебе помогать буду. Решайся, бросай это болото. Столько интересного увидишь!

— А что, и поеду!

В квартире Артема молодые люди смогли наконец отдаться страсти. Они целовались в ванной, под душем, они сливались в экстазе на белоснежной простыне, которую Артем наспех постелил на тахту. Вика была в восторге от мужской силы Артема и любовалась его членом, словно китаец-травник, нашедший в лесу хороших размеров женьшень.

Но главное, что Артем оказался удивительно ласковым. Он называл Вику своим фиолетовым чудом, ручным бурундучком. Несчетное число раз он покрывал ее тело поцелуями. Целовал и ее красивую попку, сжимая нежно ягодицы, а потом Вика вновь и вновь садилась на ствол его члена, и ласковый смешной бурундучок внутри нее начинал весело, неутомимо резвиться.

Лишь под утро они заснули, утомленные любовью, а разбудил Вику звонок мобильника:

— Слушай, ты тут вчера такой фурор произвела! — заговорила подруга. — Репс все артистку на эпизод не мог подобрать, где Верстакова на дне рождения одна деваха клеит. А тут говорит, что ты подойдешь на все сто! И Верстаков сказал, что ты как партнерша ему нравишься, а это, знаешь, редкость…

Вика положила трубку и посмотрела на спящего Артема. Ей представились величественные деревья, песни у костра. Голоса людей, которые действительно умеют петь, в отличие от эстрадников. Таинственный шум ветвей, полное звезд небо.

А здесь, в пыльном городе, другая, вымученная жизнь. До старости унизительная погоня за призрачным лучиком славы. Ложь, зависть, километры отснятой ерунды… Вика вздохнула.

Нужно разбудить Артема и сказать ему. Сказать, что она никогда не увидит, как на сопках цветет багульник. Никогда-никогда.

Люся Бабочкина

5 1 голос
Рейтинг статьи