Если б знала — сама бы дала

Весенним вечером мы с моей подругой Танькой собрались поужинать под водочку. Она предложила расслабиться у соседки. Я знала, что у той умер муж и она воспитывает маленькую дочь, но все наше общение ограничивалось взаимными приветствиями при встрече. Поэтому я стала возражать. Но Танька настаивала: “Заодно и познакомимся”. Взяли мы пару бутылок “московской”, магнитофон и пошли в гости…

Так как это был частный дом, мы разместились за столом во дворе. Поговорили ни о чем, а после третьей стали дружно вертеть попами под музыку, травили анекдоты, веселились. Танька рано встает на работу, поэтому вскоре промямлила, что хочет спать, и ушла домой. А меня в хмельном состоянии уложить спать сложно. Я требовала продолжения банкета.

Мы остались вдвоем, выпили еще и продолжали плясать. Я изображала эротический танец, имитирующий половой акт с невидимым партнером… Соседка как бы невзначай прижала меня к стене. Без всякой увертюры легонько провела языком по моим губам, а я как-то инстинктивно ответила на поцелуй…

Если бы это был мужчина, я бы просто послала его подальше, но с барышнями опыта не имела, поэтому растерялась, дар речи исчез напрочь. Я спиной ощущала каждый кирпич в стене. Про себя отметила, что губы у нее нежнее, чем у мужчин. Она подняла футболку и стала целовать мою грудь, опускаясь все ниже и ниже… Тогда я наконец выдавила, что хочу еще выпить. Выпили. Я пыталась сообразить, как бы уйти “по-английски». Если через калитку, то она увидит. Значит — через забор. Но таким образом я попадаю не на улицу, а к соседу… А, была не была.

По ту сторону осталась лесбиянка с распростертыми объятьями, а по эту встретила немецкая овчарка с острыми клыками. Сосед вовремя вышел, так что пострадали только “шальвары”, а попа осталась целой. Я не придумала ничего умнее, как сказать соседу, что заблудилась.

Таньке я об этом инциденте ничего не сказала. Я не отношусь к сексменьшинствам, но и никого не осуждаю. Танька бы ославила соседку на всю улицу, а мне этого не хотелось. Да и за что? За то, что человек меня просто целовал?.. Правда, ходить по воду я стала, как партизан: выгляну из-за угла — и бегом к колонке. Я много читала и смотрела фильмов о лесбиянках, но даже в голову не приходило, что одна из них живет под носом…

Встретились мы у Таньки. За то, что я не предала огласке события того вечера, соседка смотрела на меня благодарным взглядом. Пригласила нас на день рождения к своей дочурке. Я бы могла отказаться, но показывать свою трусость не в моих правилах. Я подумала, что ведь буду там не одна, а уйду первой. Купила подарок и пошла на праздник.

Гостей было немного. Кум с кумой, сестра с мужем и мы с Танькой. Соседка со мной почти не разговаривала и внимания не обращала. Так что я совсем успокоилась — чего не бывает по пьянке. Но это было только затишье перед бурей…

Пила я мало, все больше на оливье нажимала. Потом хозяйка дома принесла домашнее вино. Все стали танцевать, а у меня веки начали тяжелеть, а ноги словно ватные, и вообще, сижу и клюю носом в оливье. Танька предложила отвести меня домой. Но мама именинницы любезно заявила, что ее кровать ближе. Меня благополучно транспортировали на нее…

Это был самый эротический сон в моей жизни. Мне снилось, что я парю над землей на облаке, а со мной какое-то ласковое животное, наподобие болонки, с горячим языком, которое дышит мне в ухо и облизывает все мое тело. Я ощущала бешеное сексуальное возбуждение…

Болонка покусывала мои соски, подбородок, ягодицы. Кто-то заставлял мою “девочку”, Анжелику Абрикосовну, открыть рот и сказать “А». И болонка своим шершавым язычком залезла к моей Анжелике внутрь — только хвост остался сверху. Я чувствовала, как пульсирует моя “девочка”, пыталась открыть глаза, но увы…

Проснулась я почти через сутки неглиже. Слегка болел клитор, соски, на теле виднелись следы от поцелуев… Танька потребовала объяснений, почему я так долго сплю. “Болонка” с невинным видом достала пузырек со снотворным и сказала, что принимает его после смерти мужа. Очевидно, когда мы вдвоем пили кофе, дочь играла с пузырьком и нечаянно налила мне в чашку. Я подтвердила, иначе бы Танька за этот номер приговорила бы соседку к “смертной казни”.

Наедине я все же поинтересовалась у этой дамы, когда же она успела напоить меня “зельем”, ведь я кофе не пила. Она ответила, что в моем пустом бокале уже было несколько капель настойки. Потом извинилась и сказала, что мысленно давно меня раздевала, а после того, как я удрала, она не видела другого способа затащить меня в кровать. Я спросила, интересно ли ей было иметь дело с “трупом»? Она шепнула мне в ухо, что я была живым “трупом”.

Если бы я знала, что будет так хорошо, то отдалась бы по собственной воле…

Ирина

0 0 голос
Рейтинг статьи