Александр Дюма — «сколь велик, столь развратен»

Перед написанием этой статьи я перевернул гору материалов, касающихся жизни столь почитаемого во всем мире писателя. Практически 90% не только отечественных, но и зарубежных биографов либо обходят вопрос отношений Дюма с женщинами стороной, либо приводят сведения настолько скудные, что читатель вряд ли поймет, каким человеком был автор “Трех мушкетеров”.

А ведь жизнь Александра Дюма-старшего была такой же сладострастной, как и неутомимо трудовой. Ведь не зря же один из современников писателя высказал по сему поводу достаточно недвусмысленный “диагноз”: “Наш романист сколь велик, столь развратен”. Давайте попробуем восполнить пробелы авторов предисловий к многочисленным переизданиям Дюма-отца.

Ни дня без секса

Родился будущий писатель в небольшой деревеньке. Скромное образование получил у своего родственника аббата Коисея, который перед смертью завещал молодому человеку стипендию в семинарии, при условии, что Александр примет духовный сан.

От завещания юноша торжественно отказался, поэтому мать пристроила его в местный колледж, где, впрочем, он усвоил лишь элементарные основы латыни, грамматики, а в “усердном изучении молитв” так и не продвинулся дальше “Отче наш…”

Кстати, в родной деревушке в 17-летнем возрасте он приобрел свой первый сексуальный опыт. Белокурая белошвейка Адель Дальвэн после года бесплодных домогательств все же раскрыла Александру свои страстные уста и объятия. Возможно, юношеские впечатления настолько сильно впились в душу Дюма, что впоследствии он практически дня не проводил без сексуальных утех.

В двадцатилетием возрасте Александр перебрался в Париж, где устроился клерком при герцоге Орлеанском, ставшем впоследствии Луи-Филиппом, королем Франции.

В те годы свою квартиру и постель он делил с 16-летней Катрин Лабей, которая в 1824 году родила ему сына Александра, который впоследствии побрел по проторенной дорожке, став писателем.

Пять лет спустя к Александру Дюма — уже отцу — пришел первый литературный успех, а спустя три года его произведения, которыми зачитывался весь Париж, вошли в разряд “модных”, каковыми и остались до конца его дней. Именно в то время и начал выкристаллизовываться тот образ жизни, которому писатель следовал до смертного одра.

Брак по расчету

 Дюма был весьма сластолюбив. В его поместье Монте-Кристо, помимо всевозможных “альфонсов от богемы” (бесталанных и нищих художников, скульпторов, композиторов, артистов), проживали и многочисленные любовницы писателя. “У меня всегда должно быть несколько любовниц, — пожаловался Дюма однажды своему другу. — Если бы у меня была одна, она умерла бы через восемь дней”.

Писатель не мог хранить верность никому, включая свою жену. Впрочем, и сам не требовал верности по отношению к себе. Не знаю, насколько правдива эта история (возможно, не более чем анекдот), тем не менее она встречается неоднократно в биографиях Дюма.

Однажды, вернувшись домой в середине ночи, в дверях спальни собственной жены он столкнулся со своим другом, красавцем Роже де Бовуаром. В столь пикантной ситуации насмерть перепуганному Роже галантный Дюма с ухмылкой сказал: “Стоит ли двум старым друзьям ссориться из-за какой-то женщины, даже если она и верная жена?” После чего пожал другу руку и в связи с поздним временем и плохой погодой оставил ночевать.

Кстати, Дюма женился единственный раз в жизни и не из романтической любви, а в результате банального шантажа. Влюбленная в него (и не менее влюбленная в его славу) актриса Ида Ферье скупила однажды векселя и долговые расписки писателя (который, зарабатывая много денег, умудрялся тратить больше, чем получал), после чего выдвинула ультиматум: либо долговая тюрьма, либо женитьба!

На вопрос актера Рене Люге, зачем, собственно, писатель вступил в брак, Дюма со вздохом ответил: “Да чтобы отделаться от нее, голубчик”. Впрочем, действительно отделаться от нее Александру удалось лишь спустя 4 года после бракосочетания, когда Ида, так же, как и супруг, не отличавшаяся строгостью нравов, сбежала от мужа с итальянцем Эдуардо Аллиата, двенадцатым князем Виллафранка.

Скандальные романы

В том, что известный драматург и писатель женился на актрисе, не было ничего необычного. Тем более для Дюма, который среди прочих категорий женщин предпочитал представительниц именно этой профессии. Практически ни одна актриса, желающая получить ангажемент в пьесе Дюма, не могла проскользнуть мимо его постели. Случилось однажды, что в одной из пьес на сцене оказались сразу три любовницы писателя.

В 1860 году 57-летний Дюма отправился в путешествие по Италии, прихватив с собой свою новую любовницу — 17-летнюю Эмилию Кордье, которая, подобно многим девушкам этого возраста, страстно мечтала об артистической карьере. Непонятно зачем, но Эмилия долгое время была одета в мужской матросский костюм, а писатель ласково называл ее “мой адмирал”.

Однако вскорости выяснилось, что “адмирал” слегка беременна, и к подобному маскараду прибегать перестали. 24 декабря 1860 года “адмирал” родила дочь Микаэлу, крестным отцом которой стал сам Гарибальди. Через некоторое время после возвращения из Италии в Париж, “адмирал” получил “отставку».

Как я уже упоминал, писатель не мог хранить верность единственной женщине, а Эмилия ежедневно донимала его требованиями официально скрепить их союз и немедленно расстаться с остальными любовницами. Ну кто, скажите на милость, выдержит подобную “навязчивость”? Возможно, кто-то, но не Дюма.

Любопытной в жизни писателя была любовная связь с еще одной актрисой, “сексуальным монстром” Фанни Гордозой, которую он “подцепил”, возвращаясь из Италии. Она была настолько сексуально ненасытна, что первый муж частенько заставлял ее носить обмотанное вокруг талии мокрое полотенце, но впоследствии, обессилев окончательно, сбежал от жены.

От полотенца ее торжественно избавил Дюма, так как и сам “страдал” не меньшим темпераментом. Однако страсть длилась недолго: необузданно-ревнивая Фанни старалась рассорить его со всеми знакомыми женщинами, а однажды, застав в ложе театра “на месте преступления» с очередной любовницей-актрисой, устроила грандиозный скандал.

Скандалов, тем паче грандиозных, Дюма не любил. А посему в тот же вечер “со всеми надлежащими почестями» попросту выставил ее из дома. Правда, Фанни в долгу не осталась, прихватив с собой абсолютно все деньги, хранившиеся в тот момент в доме писателя.

Некоторое время Дюма делил любовницу с баварским королем Людвигом I. Ею была танцовщица Лола Монтес, образно говоря, секс-символ тогдашнего времени. Ее выступления носили столь откровенно эротический характер, что многие добропорядочные парижские жены под угрозой “отлучения от тела” запрещали мужьям посещать оные. Монтес провела с писателем всего две ночи, но, по слухам, успела наградить его сифилисом, от которого позднее писатель и скончался…

Большой член и маленькая нога

В последние годы жизни в сердце Дюма неожиданно расцвели отцовские чувства к сыну. И хоть повзрослевший сын не одобрял образа жизни отца, периодически все же следовал его примеру.

Временами отношения Дюма-отца и Дюма-сына были настолько близкими, что они даже делили любовниц, как это было, например, с танцовщицей Селестой Могадор и некоторыми другими.

Однажды сын с упреком сказал: “Послушай-ка, отец, но это уже просто скучно. Ты всегда даешь мне своих бывших любовниц, с которыми я должен спать, и свои новые туфли, которые я должен разнашивать”.

“Так на что же ты жалуешься? — удивился остроумный отец. — Это же огромная честь. Это лишний раз доказывает, что у тебя большой член и маленькая нога!”

Умер Александр Дюма в доме сына, ничуть не сожалея о своей личной жизни и сломанных им женских судьбах, озабоченный лишь судьбой своих произведений.

На смертном одре писатель опасался лишь одного — что их быстро позабудут… Но, как видите, сексуальный талант писателя забылся куда скорее, чем литературный. А стало быть, великий Александр Дюма переживал зря…

Олег Барашиков

0 0 vote
Article Rating