Дополнительные занятия

Когда мы переехали в другой город, после поступления в техникум выяснилось, что я сильно отстаю по литературе. Как и другие ребята стал ходить на дополнительные занятия к преподавательнице литературы домой.

Как-то я пришел на дополнительное заня­тие, и был удивлен, что она не занимается c ребятами, а рассказывает о своем студенческом прошлом. В следующий раз я не пришел, а утром получил приглашение, мол, поговорить, как мои двойки исправлять.

Я зашел в понедельник, и она предложила мне чай. Но она мне не на­чала читать лек­ции, как рань­ше. Допив чай, она по­додвинулась ко мне, и, к моему удивлению, по­ложила руку мне на ши­ринку. Мои мысли явно отставали от того, что я видел, а мой жеребец уже был в стоячем со­стоянии.

(Татьяне Нико­лаевне было тридцать пять лет, она была сим­патичная, немного пол­новата, с большими ма­нящими к себе холма­ми). Заметив движение, она встала на колени и, расстегнув ширинку, взяла мой ствол в рот и принялась жадно со­сать.

Я просто был оша­рашен от такого пово­рота событий. Ее голо­ва активно двигалась. Меня просто брали си­лой. Вдруг она встала и начала расстегивать блузку, затем подошла сбоку и положила мою руку себе на холмы.

Во мне было нестерпимое желание заняться с ней сексом, и я уже еле сдерживал себя. Мне хотелось облизывать ее вишенки и ласкать гу­бами ее большие бе­лые холмы. Но меня ос­танавливало то, что это моя преподавательни­ца!

Все еще борясь с собой, я начал гладить ее холмы. Она закры­ла глаза, и ее правая рука опустилась под юбку. Потом она взяла меня за руку и повела в спальню.

Расстелив постель, она легла в кровать. Стянув с себя юбку и трусики, она ши­роко развела в сторо­ны ноги, показывая мне свои интимные прелес­ти. Ее бугорок и губки покрывали густые тем­ные волосы, жадно маня к себе.

Меня как магнитом тянуло к ней. Немного поласкав пальчиками ее киску, я вошел в ее горячее лоно любви и уже про­сто не мог остановить­ся. Мои шары уже би­лись в районе тугой ды­рочки, а руки обхвати­ли ее ноги. Я даже не­много испугался своей нарастающей страсти.

Чувствуя, что у меня на­чало темнеть в глазах, я вышел из ее пещерочки, и струя нектара ударила мне в живот. Ее рука сжала мой ствол, и она начала стонать, бы­стро теребя свою горо­шину.

Я уже забыл о себе, наблюдая, как она слегка вздрагива­ет, стонет и буквально захлебывается в бур­ном экстазе. Я вдруг опомнился, когда раз­дался звонок телефо­на. Пользуясь моментом, я пошел в ванную. Ког­да я помылся и соби­рался уходить, Татьяна Николаевна сказала, что я могу прийти к ней ещё.

После я долго думал о том животном чувстве, которое испытал к этой немолодой женщине. Меня тянуло к ней, но я себя сдерживал как мог.

Но вот однажды я встретил ее на останов­ке троллейбуса, мы раз­говорились, и за разго­вором я не заметил, как мы подошли к ее дому. Татьяна Николаевна спросила, зайду ли я на чай. Я, конечно же, по­нимая, что там, где чай, там и секс, согласился.

Мы пили чай, разгова­ривая Татьяна Никола­евна курила и лукаво, посматривала на меня. Она спросила, хочу ли я ее. Я не привык к такой прямолинейности, и ра­стерялся. Она пошла принимать душ, а мне сказала, чтобы я шел в комнату.

Когда она при­шла, я уже расстелил кро­вать и, раздевшись до­гола, лежал, ожидая ее. Она включила диск с медленной музыкой, сняла халат и оказалась совсем голой.

Она подо­шла ко мне, я, уже не со­всем понимая, что де­лаю, взял ее за руку и потянул к себе, обнимая ее и лаская губами. Она взяла моего молодца и стала его гладить. Мне уже не терпелось оку­нуться в недра ее пещер­ки и начать скачку.

И наконец она провела моим стволом по своей киске и вставила его во влажную дырочку меж­ду губок. Я перевернул ее на спину и одним движением таза вошел до самого дна пещерки. Я стал энергично дви­гаться в ней, но Татья­на Николаевна вдруг ос­тановила меня и прижа­лась ко мне, получая эк­стаз. Ее пещерка после этого стала еще более уз­кой, и я не замедлил присоединить к ее сто­нам свои.

Татьяна Ни­колаевна опустилась к моему стволу и взяла в рот, засосав его всего. Ствол быстро отреагиро­вал на женские губки и язычок и принял поло­жение, раздувшись в длину и ширину. Она водила вдоль губками, а язычок приятно лас­кал головку.

Это было непередаваемо пре­красно, и снова я почув­ствовал приближение экстаза и застонал. Она тут же поглотила ствол по самые шарики и сде­лала глотательное дви­жение. Мой ствол голов­кой проник в горло и сразу же выпустил обильную порцию не­ктара, который она с ра­достью проглотила сле­дующим глотком.Я при­держивал ее голову ру­ками, нежно гладил по волосам и был благода­рен за подаренные мне ласки и наслаждение.

Было уже около десяти вечера, и Татьяна Ни­колаевна сказала, что мне пора домой. Я по­мылся, оделся и ушел. Больше я к ней не при­ходил, хотя думаю, что она бы с радостью меня встретила. Ребятам об этом не рассказывал, — хранил эти встречи в себе. А по литературе у меня с тех пор были пя­терки. Да и на выпуск­ных экзаменах Татьяна Николаевна мне тоже очень помогла.

Николай

0 0 vote
Article Rating