Дачница

Деньги мы со Светой решили вложить в дачу. И купили-таки — на берегу Волги в безлюдном месте. Вокруг — никого. Деревья. Даже тропинок нет. Только мы и Волга. И никто сюда не ходил. И не проходил. Правда, был рядышком еще один небольшой домик. Но это ничего не решало. И никого из нас не смущало.

Лето катилось своим чередом. Как-то остался я один в нашем чудесном уголке. Мелькнула мысль раздеться и походить голым. Вообще я люблю это делать. Делаю часто так, когда остаюсь дома один. А здесь еще и на природе.

Никто, ну, действительно никто не мог увидеть меня здесь. В этом полудиком уголке можно вообще делать что угодно. И быть при этом полностью свободным от присутствия посторонних лиц типа соседей и прохожих.

Я разделся. Было солнечное утро. Расстелил покрывало на траве и лег. Сладкое легкое возбуждение прошло по всему телу. Ветер, как развратный невидимый призрак, гладил все точки моего тела, касаясь самых сокровенных мест.

Вскоре я задремал. Не знаю, сколько длилась эта дрема. Как вдруг мне показалось — точнее, послышалось, — что в соседнем доме напротив как будто что-то с грохотом упало. Я насторожился и стал всматриваться в просвет соседского окна. «Может, послышалось?»

И тут я заметил, как за окном быстро мелькнуло молодое женское лицо. Вот те на! Ведь по моим разведданным в соседском домике проживала одиноко старушка! Лишь изредка к ней наведывался на «Ладе» полный мрачный сын из города…

И тогда я понял: за мной кто-то подсматривает. Таинственная незнакомка! Ну, кто из нас, мужиков, не мечтает о таинственной незнакомке, которая в нашем воображении соответствовала бы полностью на сто процентов нашим сексуальным требованиям? Кто, дроча, не мечтает, чтобы нас кто-нибудь хотел?

Впрочем, откуда она здесь взялась? Понятно, что я поначалу испугался своей наготы, но продолжал лежать, не подавая вида, что что-то заметил. Однако дальше начались сюрпризы.

Я тщательнее всмотрелся в глубину комнат соседского домишки и увидел своего помощника. То есть зеркало, в котором отражалась подсматривающая женщина. Ну прямо китайский изощренный секс! Или японский?

В какой-то ярко иллюстрированной книге я, помню, видел нечто подобное. Юноша подглядывает за ебущимися, а за ним сладко подсматривает девушка, дроча…

Женщина была только в трусиках. Теперь я отчетливо понимал, что меня видят всего голым. В том числе и мой хуй. Я ощутил на себе этот взгляд. Тепло быстро прокатилось волной по всему моему телу. Мой хуй начал медленно шевелиться. Он вставал, он заводился от взгляда незнакомки.

Я стал нарочно трогать его руками, как бы играясь. Но затем азарт мой перерос в понятное желание подрочить перед ней. Мне захотелось, чтобы девушка — а это была именно девушка (мне так хотелось) — видела бы, как я онанирую. А я люблю это делать.

Я начал поглаживать свои ноги, яйца… Я тащился от внезапно возникшего чувства бесстыдства перед незнакомым человеком, который все видел и все внимательно рассматривал…

Я активнее заворочался на простыне. Стал раздвигать ноги, поворачиваться к ней задницей, все еще стесняясь взяться откровенно рукой за напрягшийся член. Но это все равно произошло. Будь что будет!

Я развернулся к окну и начал смело дрочить.

Надрочив, я встал с покрывала. И в полный рост перед окном я начал кончать. Сперма моя летела к ней, к любимой! Я-то знал, чего она хочет. Она хочет видеть, хочет дрочить, хочет член, хочет взять его в свой теплый мокрый ротик. Хочет его сама подрочить. Помочь мне. Но как это сделать, да и надо ли это делать?

В тот Же день, ближе к вечеру, мне надо было отправляться в город. До последней минуты я пытался высмотреть в окне еще что-нибудь, но там была лишь пустота. Где она, таинственная незнакомка? Но не зря говорят, хорошего — понемногу.

Прошло дня три-четыре, сейчас я уже не помню. Да это и не имеет значения сейчас. Как только дела чуть-чуть отпустили меня, я рванул на нашу дачу без Светки. Тем более что она не могла, занятая по службе. Это было мне на руку.

Приехав, я долго топтался в своем дворе, а потом решил постучать в калитку к соседям, попросить чего-нибудь, соли или спичек, например.

Дверь мне открыла старушка, соответствовавшая прежним разведданным.

— Чего тебе, милок? — Я понял, что она меня с кем-то спутала. — Людмилки нету теперь, уехала она. Навсегда. Подыщи-ка мне другую квартирантку… Есть у тебя на примете кто?

Константин Панков

5 1 голос
Рейтинг статьи