Честный и заботливый

Меня потянуло к Мише сразу, как только я его впервые увидела. Не скажу, что он хорош собой, но он мужчина того типа, что мне нра­вятся. Мы познакомились в кафе, которое на­ходится недалеко от моей работы, и я час­тенько захожу туда в обед. Миша был с подружкой.

Мы сидели близ­ко друг от друга, и когда его под­ружка вышла в туалет, он повернулся ко мне и спросил, можно ли со мной познакомиться. Мы перекинулись парой фраз, он сказал, что хо­чет со мной встретиться, как-нибудь, и мы обменя­лись номерами телефо­нов.

Так просто и нача­лось наше знакомство. Он приглашал меня на вечеринки, в бары. И вот на третьей неделе наше­го знакомства он привел меня к себе домой, и мы занялись любовью.

Не могу даже сказать, что он уложил меня к себе в по­стель — мы до нее просто не дошли. Захлопнув за нами входную дверь, он тотчас же начал расстеги­вать блузку у меня на хол­мах.

Я попробовала воз­разить, сказав что-то вро­де «подожди…», но он ска­зал: «Ты сводишь меня с ума, я впервые возбудил­ся так от вида женщины». И он принялся меня це­ловать.

Я помню, как в перерывах между поце­луями он смотрел на меня, улыбался и в то же время был необычайно серьезен. Он повторил: «Это правда. Ты сводишь меня с ума».

Он очень медленно раз­дел меня. Прежде никто не раздевал меня так. Я почувствовала его паль­цы на спине под блузкой и задрожала.

Потом он снял с меня лифчик — вов­се не неуклюже, как это делают мужчины — сража­ются с лифчиком так, буд­то он заперт на висячий замок. У меня довольно большие холмы, и он дал понять, что это ему нра­вится.

Он нежно ласкал их, целовал вишни, но при этом не забывал и про губы. А ведь обычно мужчина, сняв с меня лифчик, забывал про все остальное, и мне начина­ло казаться, что его при­влек лишь мой объемный бюст.

Иногда мне даже казалось, что его не вол­новало, есть ли у меня на плечах голова. Миша не­жно уложил меня на ков­рик, расстегнул ремень и снял с меня джинсы.

 Трусиков на мне не было, но с тех пор я такой оплош­ности не допускаю. Он просто сорвал с себя одежду как безумный. Он касался всего моего об­наженного тела, и это было словно электричес­кий разряд.

Я раздвину­ла ноги, ожидая, что он тотчас же окажется на мне. Но он просто обнял меня, лаская мои холмы, гладил меня по волосам, целовал мое лицо, и мы просто катались по полу, наслаждаясь наготой друг друга и теплом на­ших тел.

Наконец он кос­нулся моей киски — сде­лал это нежно, но одно­временно и с силой. Я по­няла, что он страстно хо­чет меня. Потом он ввел указательный палец мне в пещерку, а большой палец круговыми движе­ниями стал ласкать мою жемчужинку — но очень легко.

Возбуждение нара­стало постепенно и нако­нец стало невыносимым. Я обняла его за плечи и сказала: «Я хочу тебя». Он сводил меня с ума, я не хотела, чтобы он прекра­щал то, что делал, но в то же самое время мне бе­зумно хотелось ощутить, как его ствол входит в мое лоно.

К тому време­ни как он наконец извлек палец из пещерки и при­готовился войти в меня, я уже была вся мокрая между ног и так возбуж­дена, что чуть ли не кри­чала.

Потом его ствол скользнул в меня и тут же разрядился. Голова моя бессильно упала на ко­вер, и я подумала: «О, нет, я этого просто не вынесу!». Но Миша вовсе не был уничтожен или обес­куражен. То есть, я имею в виду, что он не позво­лил себе прийти в отчая­ние в моем присутствии.

Он просто сказал: «Я слишком возбудился. Это случается время от вре­мени…» И он стал масси­ровать мою жемчужинку и все мои прелести с помо­щью пальцев, а потом его голова скользнула вниз, и я ощутила теплоту его языка.

Он проделывал это великолепно… нежно и быстро — и очень, очень сексуально… И через пять минут я достигла экстаза. Но он не отрывал рта — и экстаз достиг необыкно­венной силы, потому что он продолжал касаться жемчужинки кончиком языка — нежно и быстро…

К этому времени он уже снова был в боевой готовности, и мы заня­лись любовью по-насто­ящему — его ствол был внутри меня, как это и положено. И не успела я прийти в себя после пер­вого экстаза, как насту­пил второй, еще мощнее. Мы разрядились одно­временно…

Потом мы лежали на коврике, со­вершенно измученные, но удовлетворенные и счастливые. И все это благодаря его самооб­ладанию — он не постес­нялся признать, что дал осечку, когда в первый раз кончил так быстро.

Я продолжаю отношения с Мишей. Он в сексе внимателен и заботлив — как в первый раз. Если что-то и бывает не так, а с кем не бывает этого (?) — он честно это при­знает. Но всегда нахо­дит способ удовлетво­рить меня.

Наташа

0 0 голос
Рейтинг статьи