Большой Джон и резиновая Мери

Супружеская пара решилась на необычный эксперимент

Когда живешь с мужем двенадцать лет, то возникает некая усталость друг от друга. Признав в одном весьма откровенном разговоре, что наша сексуальная жизнь стала однообразной (хотя, поверьте, мы люди без комплексов), мы с супругом решили сходить в секс-шоп и купить себе резиновых партнеров.

Володя, конечно, не пылал энтузиазмом. Подозреваю, что стиль “сунул-вынул-захрапел» в самой глубине души устраивал моего лентяя. Но я его убедила.

Казалось, нет ничего сложного: купи себе куколку, надуй — и вперед, в смысле вглубь. Все, однако, как выяснилось, не так уж и просто.

Во-первых, существует множество самых разнообразных резиновых изделий. Стандартная модель — худенькая девочка с искусственными волосами и тремя отверстиями (вагинальным, анальным и ротовым) вызвала у моего Володи кислую гримасу: “Не встанет у меня на нее, только деньги зря выбросили».

Выбрать надувного мужчину оказалось проще. В смысле, выбор невелик: либо грубоватый и симпатичный, с надувным пенисом длиной в восемнадцать сантиметров, либо темнокожий атлет, снабженный всегда готовым к употреблению вибратором. Мы именно такого и выбрали, назвав его Большим Джоном. А резиновую подружку для моего мужа нарекли Мери.

Покупки Володя отвез домой, и вечером, вернувшись с работы, я чуть не задохнулась от запаха резины в своем доме. Мой муженек, слегка выпивший, быстро надул наших новых “партнеров» и предложил для начала выпить еще.

Куклы лежали в углу, а мы не торопясь опустошили бутылочку неплохой водочки. Меня, честно говоря, немного раздражали резиновые рты, навеки застывшие в форме буквы “О».

Володя сказал, что он устал и сексом вообще не желает заниматься. Так мы и заснули, даже без обычных поцелуев.

На следующий день муж снова попытался уклониться от исполнения своего супружеского долга. Но я настояла на своем. Он принес к нам в постель Большого Джона и сказал, с тоской глядя на резиновую красотrу: “Начинай, авось и я заведусь”.

Благодаря Бога, что меня кроме Володи никто не видит, я сначала пыталась положить Большого Джона сверху, но ничего не получалось из-за его пениса-вибратора, стрекочущего, как газонокосилка, абсолютно прямого и прикрепленного под углом девяносто градусов.

“Ну, хорошо же, — шепчу со злостью, подавляя в себе страстное желание пнуть в живот моего истерично смеющегося мужа. — Тогда я буду сама сверху”. Если говорить о позиции как таковой, то с Большим Джоном быть сверху – это уже лучше, кое-что чувствуется, усталости у него вообще быть не может.

Но резиновая вонь напрочь убивает во мне все желания. Поэтому я выдираю вибратор из тела моего резинового дружка и пинком отправляю его в другой угол комнаты.

Муж перестает смеяться и с интересом наблюдает, что я проделываю с вибратором, по-моему, постепенно начиная заводиться. Потом с обидой в голове говорит: “Я могу не хуже», — и пытается отнять у меня стрекочущее приспособление.

Я настаиваю, чтобы сначала он попробовал заняться любовью с резиновой Мери. Мне тоже хочется посмеяться.

Володя предпринимает несколько попыток запихнуть свой стремительно уменьшающийся член в резиновый ротик. Наконец ему это удается, но он тут же вскрикивает от боли. Конструкторам Мери казалось, что они делают ротик большим. Для “инструмента» Володи он явно маловат.

“А ты попробуй традиционно», — хихикая, советую я. Муж не отвечает, потом заявляет, что у него возникло такое ощущение, как будто он онанирует, держа в руках наждачную бумагу.

Врет, наверное, быть такого не может. Я откладываю вибратор, который все это время механически стрекотал в моем теле, и пытаюсь рассмотреть “сокровище” мужа. Там, естественно, нет никаких травм. Просто “военная хитрость”. Володя пытается вставить свое хозяйство мне в рот. Вот для чего он все это придумал!

После небольшого скандальчика, главным аргументом в котором оказываются напрасно потраченные деньги, Володя покорно укладывается на резиновую Мери и начинает проделывать все, что положено мужику. Зрелище, признаюсь, не слишком привлекательное.

Наконец муж честно признается, что с отверстием в конструкции все в порядке, но кончить на резиновой кукле он не сможет никогда, у него не хватает для этого воображения, да и от запаха резины его уже тошнит.

“Резиновые люди созданы друг для друга», — говорит Володя и оттаскивает Мери в угол, где валяется Большой Джон. Там он укладывает кукол в классическую миссионерскую позицию и просит у меня вибратор, чтобы посмотреть, как это у них будет получаться.

Я ему говорю, что Большой Джон все-таки лучше мужчины живого: денег не пропьет, к другой не уйдет и всегда готов к употреблению. Он парирует тем, что Мери тоже лучше живой женщины уже тем, что молчит, любовников не заводит, дурацких нарядов не покупает и забеременеть не может…

Пока мы так препираемся, я замечаю, что взгляд моего супруга не отрывается от моей груди, а его “сокровище» уже проявляет признаки жизни. В общем, дальше у нас получился дивный секс, какого давно не было. Поэтому я думаю, что резиновые куклы все- таки помогают в супружеской жизни. Только не совсем так, как принято считать.

Сейчас Большой Джон и резиновая Мери лежат у нас на антресолях, завернутые в целлофановые кульки. Если мой в очередной раз говорит, что “очень устал на работе», я угрожаю ему тем, что достану Большого Джона. И вы знаете — это помогает.

Елена МАРКОВА

5 1 vote
Article Rating